На Урале бизнес стал чаще судиться из-за постов в соцсетях

0

На Урале бизнес стал чаще судиться из-за постов в соцсетях
По статистике за год в России рассматривается около тысячи дел о защите деловой репутации, только Арбитражный суд Свердловской области в 2017 году рассмотрел 55, в 18 случаях заявления истцов были удовлетворены полностью или частично.

Все чаще предметом разбирательств становятся видеоролики и посты в соцсетях, авторы которых бросают тень на имидж компаний, снижают заинтересованность потенциальных партнеров в налаживании связей с теми, кто якобы нарушает закон. Нередко «неравнодушные граждане» выступают с обвинениями в адрес компаний с подачи их конкурентов, случается, горлопанов используют в политических целях. Хотя доказать такую связь практически невозможно.

Не может молчать

Как правило, самый перспективный повод раздуть скандал — уличить бизнес в загрязнении окружающей среды. Сами предприниматели называют это экологическим экстремизмом и после попыток оправдаться вынуждены переходить к активным действиям — защите своей деловой репутации в судебном порядке. Обычно судятся со СМИ, но в последнее время среди ответчиков появились фамилии обычных граждан.

Одно из таких дел недавно начали рассматривать в Арбитражном суде Свердловской области. Производственный холдинг, защищая свое доброе имя, подал иск в отношении жителя Сухого Лога. Сергею Рябцеву 59 лет, и, судя по его аккаунту, он непримиримый борец за экологию родного города уже 10 лет. Врагом выбран производитель керамических пропантов, у которого в Свердловской области четыре площадки, в том числе в Сухом Логу и Асбесте.

«ФОРЭС» подал в суд на меня и требует полмиллиона рублей за урон деловой репутации. Таким образом пытаются заставить меня замолчать и не рассказывать людям о выбросах заводов. Кроме того, меня начали притеснять на работе, а до пенсии мне осталось всего семь месяцев. Но я не сдамся! Буду биться до конца, хотя здоровье мое далеко от идеального», — это только один из эмоциональных постов Рябцева в соцсетях.

Поводом для иска стал девятиминутный видеоролик, в котором Сергей «допустил в отношении компании недостоверные и оскорбительные высказывания»: согласно заключению профессора филфака УрФУ Анны Плотниковой, из 17 фрагментов сюжета 14 имеют форму утверждения. По мнению ученого, цель послания — обвинить руководство предприятия в противозаконных действиях, приведших к ухудшению экологической обстановки.

Честно говоря, монолог Рябцева тяжело воспринимается на слух: речь сбивчивая, не очень грамотная, мысли повторяются — человек простой, конечно, имеет право выражаться «по-рабочекрестьянски». Наверное, ему можно простить слабое знание терминологии, к примеру, то, что сырье для пропантов — синтетический оливин — он упорно называет «оливией», но когда тот же самый непрофессионал на глаз оценивает фильтровальную установку как «прошлый век», встают вопросы об объективности ролика. Его автор беспрестанно отсылает зрителя в прошлое: «В 90-е годы кучка мерзавцев, имея какие-то денежные средства, купила цех бывшего кирпичного завода», «ради наживы хозяева забыли, что есть местные жители». Однако главное обвинение — у предприятия якобы до сих пор нет санитарно-защитной зоны и разрешения на выбросы.

— Согласно Конституции РФ, каждый человек имеет право на свободу мысли и слова. Вопрос в том, насколько его высказывания обоснованны? В интернете несколько человек последовательно и, надеемся, бескорыстно выступают против нашей компании. Но в их публикациях иногда столько лжи, что диву даешься. При этом все другие мнения и, главное, факты или игнорируют, или выворачивают наизнанку, — разводит руками представитель компании Андрей Расторгуев.

Никаких финансовых требований к Рябцеву не выдвигалось, подчеркивают в холдинге. Если суд признает обнародованную им информацию недостоверной, он будет обязан в течение десяти дней публично опровергнуть ее — с помощью видео в интернете. И только в случае отказа исполнять решение суда истец просит обязать ответчика выплатить 500 тысяч рублей  —  такая большая сумма выбрана намеренно, чтобы было невыгодно саботировать судебный акт.

Кажущаяся простота

— Львиная доля дел о защите деловой репутации приходится на случаи, где юрлицо пытается привлечь к ответственности тех, кто подает против него заявления о мошенничестве, нарушении правовых норм. Тут практика почти полностью не в пользу предприятий, так как пленум Верховного суда РФ разъяснил: любой вправе обратиться в силовую структуру с заявлением о совершении преступления, — рассказывает адвокат Антон Гришко.

А вот по второй категории дел — распространении порочащих сведений в СМИ и интернете — все не так однозначно. По словам эксперта, большинство «блогеров» не особо разбирается в предмете своей критики и, за редким исключением, не имеет доступа к каким-либо официальным документам, кроме открытых реестров. Соответственно подтвердить свои заявления не может. Современная судебная система исповедует формальный подход: нет документальных доказательств — ответчик априори виновен в распространении порочащей информации.

Поясним, что под деловой репутацией понимается сложившееся мнение об участнике коммерческого оборота. Закон дает право любому гражданину или юрлицу требовать в суде опровержения порочащих сведений, если распространивший их не докажет, что они соответствуют действительности.

— Защита деловой репутации в суде в последнее время особенно востребована. Связано это с техническим прогрессом, и, как следствие, с появлением большого количества негативных отзывов о компаниях в интернете, — говорит член Ассоциации юристов России адвокат Илья Смирнов.

Юристы, с которыми мы консультировались, пояснили: подобные споры только на первый взгляд кажутся простыми. Как правило, суд назначает лингвистическую экспертизу, а ее результаты порой неожиданные. Например, эксперт признает высказывание не утверждением о факте, которое можно проверить, а выражением субъективного мнения. «Утяжеляется» процесс и удлиняется срок рассмотрения, если администратор (владелец) сайта зарегистрирован в оффшоре.

Судебная система исповедует формальный подход: нет документальных доказательств — ответчик априори виновен в распространении порочащей информации

— Как правило, бизнес просит обязать ответчиков дать опровержение. Нередко требуют и возмещения убытков, но придется подтвердить причинно-следственную связь между их возникновением и распространением данных. Достаточно часто удается добиться признания сведений недостоверными, но не доказать, что они порочат деловую репутацию, — комментирует сложившуюся практику юрист международной юрфирмы Руслан Маннапов.

— Подчас суды отнимают у предпринимателя много времени и не дают результатов, — развивает мысль адвокат Илья Кудрявцев. — Часто истцы заявляют крупные суммы морального вреда, а взыскивают по суду минимальные.

По словам адвоката Дмитрия Семенникова, чаще всего с физлиц денежной компенсации не требуют. Во-первых, законодательством РФ не предусмотрено взыскание морального вреда в пользу компаний, а доказать прямые или косвенные убытки от контента в соцсетях крайне затруднительно. Во-вторых, опровержение важнее: оно показывает потенциальным потребителям и контрагентам, что компании небезразлично ее положение на рынке и имидж.

Впрочем, не все для защиты деловой репутации идут в суд.

— Намного проще самим найти злоумышленника и заставить его убрать из сети компромат, чем запускать следственно-судебную процедуру, — считает эксперт Игорь Бедеров. — Нет никакой проблемы в том, чтобы установить автора недостоверного сообщения с реальной странички. Проблемы начинаются, когда таких страничек сотни, тысячи сайтов, идут вирусные рассылки в мессенджерах. И каждый из этих аккаунтов является анонимным.

Возмущение есть, толпы нет

Рассмотрение дела Рябцева отложено до 10 октября. Возможно, будет назначена судебная лингвистическая экспертиза ролика.

Жалобы жителя Сухого Лога в минприроды области, Роспотребнадзор и Росприроднадзор получили отклик — в городе организовали встречу общественности с промышленниками. Через местные СМИ и соцсети пригласили всех желающих — пришло лишь несколько человек, причем часть из них высказалась в духе: «Отстаньте от предприятий. Дайте спокойно завершить модернизацию, и экология сама улучшится».

Завершая встречу, замминистра Игорь Сутягин отметил: фактов, которые опровергали бы выводы проверок, на сегодня нет. Результаты контроля таковы: в 2016-2018 годах в жилой зоне возле Староцементного завода нормативы содержания пыли были превышены только в одной пробе. А вблизи сухоложского подразделения «ФОРЭС» — вообще ни разу.

— И ладно бы мы действительно не обращали внимания на экологию, наоборот, в обновление оборудования вкладываем миллионы рублей, благодаря чему выбросы в атмосферу снизились за 12 лет в пять раз, — обижаются заводчане. — Разрешение на ПДК выбросов действует до 2020 года, проект санитарно-защитной зоны согласован с надзорными органами. Сергея Рябцева неоднократно приглашали на производство, но он отказывается.

К сожалению, описанная история не уникальна. По словам председателя регионального экодвижения «Зеленый фронт» Сергея Лоскутова, с голословными обвинениями сталкиваются многие предприятия. Финал конфликтов разный: если в Ивделе удалось снять накал, то в Полевском на переговоры приходят люди, которые просто требуют денег. Кроме того, можно вспомнить митинги против Томинского ГОКа, который строит в Челябинской области Русская медная компания, и против артели старателей «Нейва» в Невьянске. Зачастую общественная активность подпитывается чьими-то экономическими и политическими интересами, не имеющими ничего общего с реальной заботой о людях.

Никто, конечно, не отрицает, что для Сухого Лога и Асбеста экологические вопросы актуальны — города сугубо промышленные, предприятий много, поэтому сваливать все шишки на кого-то одного по меньшей мере нелогично. К тому же если крупный бизнес всегда находится «под прицелом» надзорных органов, то мелкие, порой нелегальные фирмочки, которые растут в промзонах как грибы, соблюдением экологических стандартов даже не заморачиваются: жгут медицинские отходы, шины, выбрасывают их в лес и т.п. По идее, это уровень муниципального экоконтроля, однако такие площадки, как правило, безнадзорны.

Между тем местные политики ничуть не стесняются эксплуатировать тему: накануне выборов было благородно в глазах населения выглядеть борцом за экологию. Очень жаль, что инструментом этой борьбы становятся самые беззащитные — пенсионеры. В силу возраста они более доверчивы, эмоциональны, им труднее вникнуть в особенности технологии, а здоровье действительно подводит — кто знает, вдруг виноваты полумифические выбросы? Однако промышленники твердо намерены защищаться, чтобы каждый обыватель осознал: одно дело — судачить с соседом на кухне, другое — обвинять публично.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here