Станет ли этнический азербайджанец президентом Ирана?

0

Станет ли этнический азербайджанец президентом Ирана?

Президентские выборы в Иране: кто из кандидатов устраивает ЕреванВыборы президента Ирана состоятся совсем скоро. Колумнист Sputnik Армения попытался разобраться, кто из кандидатов в президенты Ирана в большей мере отвечает интересам Еревана.

Избирательная кампания стартовала в пятницу в Иране. Соседи будут выбирать президента 18  июня. Последние события показали, насколько велико влияние Тегерана на процессы в нашем регионе. И нам совсем не безразлично, кто возглавит администрацию  в Иране. Тем более что среди кандидатов есть персоны, имеющие репутацию убежденных армянофобов. 

О желании побороться за пост главы государства заявило ни много ни мало 592 человека. 40 из них – женщины. 585 претендентов вынуждены были сойти с дистанции. Изучив поданные заявки,  Совет стражей конституции решил, что участия в выборах достойны лишь семеро. Верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи одобрил решение стражей, заявив, что «члены Совета сделали, что должны были сделать».

Примечательно, что среди тех, кому запретили участвовать в выборах, оказался лидер умеренной оппозиции, бывший спикер парламента Али Лариджани, а также шестой президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, также активно оппонирующий ныне правящей элите.

Из семи отобранных кандидатов пятеро считаются сторонниками консервативного курса. Лагерь реформаторов будет представлен на выборах не самым сильным его представителем. Хотя уже сейчас вырисовывается очевидный фаворит, эксперты полагают, что, как минимум, двое его соперников могут составить ему определенную конкуренцию.

Большинство аналитиков прочит уверенную победу председателю Верховного суда, 60-летнему Сейеду Ибрагиму Раиси. Этот умудренный опытом жесткий политик воспринимается многими как фактический предводитель лагеря радикальных консерваторов. Его имя не раз упоминалось в ряду возможных организаторов  массовых казней. Дело было в 1988 году, когда Раиси занимал пост заместителя главного прокурора Тегерана. Тогда решением исламского суда несколько тысяч оппозиционеров были приговорены к смерти. Среди расстрелянных и повешенных было немало азербайджанцев, лидеров тюркского сепаратистского движения.

В 2014 году Раиси стал генеральным прокурором Ирана, а в марте 2016-го возглавил крупнейший религиозный фонд страны «Астан-е кудс Резави». У главы судебной власти Ирана есть опыт участия в выборах. В 2017-м он не так уж и много уступил Хасану Роухани, набрав аж 38% голосов. С тех пор его считают наиболее вероятным преемником президента. 

Более того, Раиси прочат даже пост Верховного лидера страны. Фактическим руководителем государства, как известно, является ее духовный предводитель. Аятолле Али Хаменеи уже 82 года. Состояние здоровья лидера давно уже вынуждает иранскую элиту думать о его преемнике. Если Раиси станет президентом, велика вероятность, что именно он после смерти вождя займет его пост. Дело в том, что когда скончался предыдущий правитель, имам Рухолла Мосави Хомейни, аятолла Али Хаменеи был президентом. В Иране не принято нарушать традиции. Духовный сан Раиси и его авторитет среди клерикалов вполне позволяет ему рассчитывать на власть. 

Между тем, он малоизвестен за пределами Ирана. Ни у кого из руководителей Армении никогда не было поводов с ним встречаться. Ни по какому вопросу, прямо связанному с интересами Армении, Раиси публично не высказывался. Поэтому трудно предугадать, каким будет его подход в вопросе статуса Карабаха или комуникационной роли Сюникской области. Но известно, что он непримиримый борец с тюркским сепаратизмом, и в северо-западных провинциях, населенных этническими азербайджанцами, у него мало сторонников. Это обстоятельство, полагаю, должно вызывать настороженность в Баку. Думаю, президент Азербайджана Ильхам Алиев понимает, что в случае избрания Раиси сложных тем в диалоге с Ираном  станет больше. Потому перспектива победы на выборах Раиси должна больше беспокоить Баку, чем Ереван.     

У правителей Азербайджана есть свои фавориты в иранской предвыборной гонке. И, к сожалению для Армении, у них еще есть шансы повлиять на результаты голосования. Думаю, наихудшим для Армении исходом стало бы избрание президентом секретаря Совета политической целесообразности генерала Мохсена Резаи. Он уже трижды участвовал в президентских выборах, но не набирал больше 12%. Этот 67-летний одиозный деятель несколько раз выступал с  откровенно антиармянскими заявлениями и оценками. Еще будучи командующим Корпуса стражей исламской революции, Резаи пристрастно высказывался о карабахском конфликте, откровенно поддерживая Азербайджан. 

«Правительство Армении под предлогом защиты армян Карабаха атаковало Карабах. Правительства, которые подстрекали Армению к нападению, впоследствии оставили ее в покое», — заявил как-то генерал.

Позднее он позволил себе утверждать, что в годы первой карабахской войны «Иран потратил 43 миллиона долларов для помощи азербайджанским братьям». А два месяца назад он сказал, что «в вопросе Карабаха Иран всеми силами защищал Азербайджан».

Более того, он даже заявил, что, помимо Карабаха, «Армения должна передать Азербайджану оставшиеся территории». Что именно имел в виду генерал, понять сложно. Но совершенно ясно, что приход этого человека к власти серьезно осложнит армяно-иранские отношения. 

Другой реальный соперник Раиси – бывший вице-президент Ирана, 65-летний Мухсин Михрализаде, представитель реформаторского крыла иранский политической элиты. Важно отметить: он этнический азербайджанец. Это, конечно, не значит, что на посту президента Михрализаде станет открыто продвигать в регионе интересы тюркского мира. В Иране этническая принадлежность вообще мало что определяет. 

Тем не менее, заметно, что тюркские сепаратисты связывают с Михрализаде определенные надежды. Не случайно Мухсин Михрализаде на выборах в 2005 году набрал максимально высокий процент именно в тюрконаселенных провинциях Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан. Он там вышел на первое место, обойдя даже Роухани.

В Баку тоже не скрывают, что хотели бы видеть азербайджанца на посту президента Ирана. Но, похоже, понимают, что шансов у их соотечественника не так много. И дело не в личных качествах кандидата, а в отношении элит к клану, который он представляет. Вот что в связи с этим пишет бакинская газета «Зеркало»: «Выдвижение реформаторами азербайджанца связано с тем, что они проиграют на выборах. Либералы решили пустить азербайджанца вперед, заведомо зная, что выиграть эти выборы практически невозможно». 

То есть, по логике автора, реформаторы просто хотят «испортить» азербайджанского кандидата.

Какой же исход выборов в большей мере устроит Армению? Конечно, мы обязаны учитывать специфические интересы иранских армян. Смею предположить, что многие наши тегеранские и исфаханские соотечественники – сторонники либеральных реформ и потому хотели бы победы реформаторов. Но так как реформаторов на предстоящих выборах будет представлять этнический азербайджанец, иранские армяне вряд ли смогут связывать с ним надежды. А для официального Еревана самое главное, чтобы президентом не стал Мохсен Резаи, подходы которого для нас совершенно неприемлемы. 

Победа фаворита предвыборной гонки Раиси нас вполне устроит. Вот лишь несколько причин так думать. Приход к власти жесткого консерватора позволит предотвратить усиление в регионе тюркского фактора. До сих пор консерваторы не церемонились с защитниками идей тюркского единства, сурово их подавляя. Продолжение жесткого внутриполитического курса ограничит свободу действий азербайджанских сепаратистов, все чаще поднимающих антиармянские лозунги в граничащих с Арменией провинциях. 

На первый взгляд, Ереван должен быть заинтересован в ослаблении напряженности между Ираном и Западом. А это возможно лишь в случае прихода к власти умеренных сил. Но все немного сложнее. После формирования в Тегеране радикальной консервативной администрации Запад вынужден будет продолжить давление на Иран. Это заставит Тегеран сохранить курс на укрепление отношений с Москвой, что увеличит геополитическую значимость Армении как единственного коридора, обеспечивающего выход Ирана на Россию. Так что приход к власти радикальных консерваторов выгоден Еревану во всех смыслах.

Остается лишь надеяться на то, что предсказанная большинством экспертов победа Раиси будет признана и оппозицией. Это позволит избежать опасных для всего региона кровавых поствыборных потрясений, подобных тем, что произошли после выборов в 2009 году.