Ситуация с Гаспаряном выявила правовой хаос и политический кризис в Армении — эксперты

0

Ситуация с Гаспаряном выявила правовой хаос и политический кризис в Армении - эксперты

Ситуация с Генштабом выявила правовой хаос и политический кризис в Армении — экспертыСобеседники Sputnik Армения провели политологический и правовой разбор проекта указа о снятии с должности главы Генштаба ВС Армении.

ЕРЕВАН, 6 мар — Sputnik, Ашот Сафарян. Эксперты в Армении продолжают ломать голову над ситуацией вокруг увольнения начальника Генштаба ВС Оника Гаспаряна. Еще 3 марта руководство ГШ распространило заявление, в котором отмечалось, в частности, что в соответствии с юридическими процедурами Гаспарян продолжит нести военную службу до 8 марта. Однако, по словам юриста, эксперта в области конституционного права Гоар Мелоян, в этой истории все зависит от того, в каком русле толковать соответствующие законодательные акты.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян в конце февраля направил президенту Армену Саркисяну прошение об освобождении Оника Гаспаряна с должности главы Генштаба ВС. Президент 27 февраля вернул его премьеру, сославшись на проблемы с конституционностью документа. В тот же день Пашинян вновь отправил ходатайство Армену Саркисяну. Последний 1 марта обратился в КС с тем, чтобы суд рассмотрел закон «О воинской службе и статусе военнослужащего» на предмет соответствия Основному закону. Именно на основании этого закона премьер и решил снять Гаспаряна.

В заявлении Генштаба от 3 марта говорилось, что Гаспарян до истечения 8-дневного срока (после обращения президента Армении в КС 1 марта) остается в должности. И после этого де-юре перестанет занимать пост главы ГШ. По мнению Мелоян, подсчеты авторов заявления Генштаба основываются на максимальных сроках, установленных Конституцией.

«Авторы заявления ГШ комментируют ситуацию следующим образом: в первый раз, когда президент возвращает премьеру проект указа с возражениями, Конституция устанавливает для главы правительства 5-дневный срок, чтобы вновь отправить документ президенту. Этот срок истекал 4 марта. Начиная с 4 марта, президент в трехдневный срок должен был либо подписать указ, либо обратиться в КС. Именно на этом основании в Генштабе заявляли о дате 8 марта, однако они не учли, что этот день нерабочий, и именно поэтому полномочия Гаспаряна истекают 9 марта», — сказала Мелоян в интервью Sputnik Армения.

Однако есть и вторая версия, имеющая право на жизнь. Так как аппарат премьера не воспользовался предоставленным Конституцией максимальным сроком и вернул проект указа президенту в тот же день – 27 февраля, то президент должен был его подписать или обратиться в КС до 2 марта. Этот срок истек, но пока не было официального заявления о вступлении в силу решения об отставке Гаспаряна.

Примечательно, считает юрист, что в сложившейся ситуации решение премьера может и вовсе не вступить в силу.

«У президента на втором этапе были всего две возможности – либо обратиться в КС, либо подписать. Президент пошел третьим путем – не подписал указ, возможность чего была на первом этапе», — говорит она.

Среди юристов распространена и третья точка зрения, согласно которой ни премьер, ни президент не имеют права снимать главу Генштаба. Начальника ГШ назначается сроком на пять лет, и закон не дает возможности его досрочного освобождения без оснований, предусмотренных этим же законом.

Если же оторваться от правовых процедур и рассматривать вопрос в политической плоскости, то ситуация сама по себе – один из многочисленных элементов и проявлений глубокого политического кризиса. Так, в частности, считает политолог Сурен Суренянц. По его убеждению, противостояние правительства и Генштаба является верхушкой айсберга.

«Но независимо от того, каково качество власти, вооруженные силы подчиняются правительству. В ситуации с Арменией руководство Генштаба должно либо идти против правительства и совершить военный переворот, что Суренянц считает маловероятным, либо же они должны смириться с текущим раскладом и решить свои вопросы правовым путем», — сказал Суренянц нашему изданию.

По его словам военный переворот был бы крайне опасным сценарием для Армении, и очевидно, что отбросил бы страну назад на многие годы. В этом контексте Суренянц удивлен недавним заявлениям второго президента Роберта Кочаряна, сказавшего, что не нужно страшиться словосочетания «военный переворот». Политолог напоминает, что экс-президент в свое время сам столкнулся с фактической попыткой военного путча – после теракта в армянском парламенте 27 октября 1999 года. Он сам должен представлять все «прелести» бунта военных, полагает наш собеседник.

Нынешнюю же пассивность генералитета Суренянц считает положительным явлением, поскольку в противном случае в Армении к власти пришла бы военная «хунта», которая ничего хорошего стране не сулит.

Сказанное при этом не означает, что эксперт не видит ошибок и просчетов со стороны правительства. Очевидно, что оно провалило свою задачу, и единственным выходом из кризиса эксперт визит в досрочных выборах.