Разорился, но не уедет из Армении: «Шмайс» отреагировал на сообщение о его розыске

0

Разорился, но не уедет из Армении: "Шмайс" отреагировал на сообщение о его  розыске

Разорился, но остается в Армении: бывший депутат отреагировал на сообщение о его розыскеЭкс-депутат армянского парламента Аракел Мовсисян рассказал, когда и почему у него возникли проблемы с бизнесом.

ЕРЕВАН, 5 июл — Sputnik. Бывший депутат парламента Армении от Республиканской партии Аракел Мовсисян (больше известный в народе, как «Шмайс») находится в Армении и не собирается никуда уезжать. Об этом сам Мовсисян сказал Sputnik Армения, комментируя информацию об объявлении его в розыск.

Ранее сообщалось, что у экс-депутата возникли финансовые сложности, он не может оплатить долги (более 5 миллионов драмов, или 10 тысяч долларов). Один из банков подал на Мовсисяна в суд для объявления его банкротом. Суд несколько раз направил экс-депутату повестки, но получил их обратно с пометкой «не востребовано». После этого суд объявил его в розыск.

Мовсисян сообщил, что три года он ничего не платил по процентам, и все его имущество сейчас заложено. Бывший депутат сам не знает, как будет развиваться дело. Он также заявил, что за последние три года он не заработал ни копейки. Мовсисян владеет тепличным хозяйством и рынком сельхозпродуктов, однако жалуется на то, что дела после смены власти в Армении в 2018 году шли из рук вон плохо.

«После переворота рынок перестал работать. К тому же пришли, разбили мне стекла, возбудили уголовные дела. К этому потом прибавился коронавирус, мы не получили ни копейки поддержки от государства. Как я мог организовать торговлю в таких условиях? Понятно, что платить по кредитам в этих условиях мы не могли», — говорит Мовсисян.

Бывший парламентарий планировал открыть большой сельхозрынок и открыть предприятие по переработке сельхозпродуктов. Но пандемия, а затем война и нападения на его объекты спутали ему все планы.

Отметим, что еще в июне 2018 года, вскоре после «бархатной революции», в доме у Мовсисяна провели обыск на предмет нелегального оружия. Тогда экс-депутат сдал оружие, заявив, что оно осталось у него дома со времен Карабахской войны.