Почему владелец концерта SIL Хачатур Сукиасян (Грзо) купил компанию с миллионными долгами?

0

Почему владелец концерта SIL Хачатур Сукиасян (Грзо) купил компанию с миллионными долгами?

Конец монополии или начало новой? Эксперты оценили вход фаворита Пашиняна на рынок бензинаПоявление нового игрока на рынке нефтепродуктов Армении вызвало заметный ажиотаж. Пожалуй, основной причиной этого ажиотажа является личность нового хозсубъекта. Это основатель концерна SIL, один из приближенных премьера Никола Пашиняна – Хачатур Сукиасян.

Ашот Сафарян, Sputnik Армения

18 февраля стало известно, что Хачатур Сукиасян приобрел долю в компании RAN Oil, занимающейся розничной торговлей нефтепродуктов. В прессе сразу же появились слухи о будущей «перекройке» рынка и попытках его монополизации со стороны Сукиасяна. По одной из версий, собственник SIL, используя свои связи с политическим руководством, якобы через СНБ и Комитет госдоходов вынудил владельца RAN Oil Роберта Галустяна продать ему компанию. И Сукиасян, и Галустян эти слухи опровергли.

Стоит при этом указать, что RAN Oil занимает весьма незначительную долю на рынке – порядка 10%. К тому же компания занимается перепродажей на рынке, а не импортом. Основные импортеры – это CPS, «Флеш», «AB Export» и «Макс Пэтрол», вместе с ними есть и около десятка мелких компаний. В разные годы список импортеров претерпевал изменения. Так, в 2019 году топливо в Армению импортировали такие компании, как «Макс ойл», «Мега ойл», «Голдблек нефть», «Нейтойсшин», «АГ Импекс», «Лимон Груп», «Газ ойл», «Нарсан», «Синерги», «Арас ойл», «Месман» и «Вар ойл». RAN Oil, однако в этом списке никогда не появлялся, хотя тогда уже в Армении была новая власть, декларирующая борьбу с экономическими монополиями. Чем же RAN Oil заинтересовал Сукиасяна?

Собственник RAN Oil Роберт Галустян заявил газете «Жоговурд», что сам решил частично продать компанию и теперь является совладельцем вместе с Сукиасяном. Отвечая на вопрос, почему именно собственнику SIL, Галстян заявил, что «так было нужно». По его словам, он не выбирал специально Сукиасяна, в данном случае он выступил в роли продавца, а бизнесмен — покупателя.

Само появление фаворита властей на рынке топлива породило разговоры о монополизации рынка. Пресс-секретарь концерна SIL Анна Мкртчян заверила, что ни о какой монополизации сферы не может быть и речи: наоборот, появление еще одного хозсубъекта на рынке будет способствовать повышению конкуренции, что приведет к улучшению качества продукции и снижению цены. Впрочем, в беседе с корреспондентом Sputnik Армения она отметила, что появление на рынке нового игрока может огорчить некоторых конкурентов, долгие годы получавших сверхприбыль от своего положения.

Мнения экспертов разошлись

Экономист Ваагн Хачатрян считает, что рынок нефтепродуктов в Армении за последние два-три года, т.е. после «бархатной революции» так и не изменился в плане основных игроков.

«Власти не обеспечили необходимые условия для появления новых хозсубъектов. Рынок топлива в силу своей важности, наличия множества теневых договоренностей, оборота больших денег всегда представлял интерес. Потребитель не знал, топливо какого качества он потребляет, почему цены колеблются, какие сговоры диктуют цены на рынке», — сказал экономист в интервью Sputnik Армения.

Он полагает, что появление на рынке Сукиасяна расшевелит рынок и «разрушит» прежние теневые договоренности.

«В конечном итоге потребители выиграют от такой сделки. В процессе вступления концерна SIL на рынок выяснится также, какие договоренности действовали прежде между другими субъектами. Присутствие нового игрока будет способствовать этой прозрачности», — говорит Хачатрян.

Экономист затрудняется сказать, есть ли у Сукиасяна желание расширить свое присутствие на рынке нефтепродуктов, увеличить объемы и масштабы деятельности, но тем не менее считает, что любые инвестиции и любое расширение бизнес деятельности той или иной компании нужно поощрять. Если конечно, все идет по закону, а Хачатрян (тоже симпатизирующий нынешней власти – ред.) уверен, что ни о какой причастности властей к сделке не приходится говорить.

Если бы имело место какое-то давление со стороны политического руководства, то общество и СМИ об этом очень скоро узнали бы.

Глава Института энергетической безопасности Ваге Давтян в свою очередь считает, что к серьезным сдвигам на рынке топлива данная сделка не приведет, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Он отмечает, что в Армении импортом нефтепродуктов занимаются 4-5 компаний, который закупают топливо у «Роснефти» и реализуют на внутреннем рынке. RAN Oil к числу этих компаний не относится. Она занимается перепродажей на внутреннем рынке, именно поэтому влияние компании на конъюнктуру крайне низко.

«Но учитывая амбиции SIL и то, что Сукиасян является одним из фаворитов властей, он попытается играть более долгосрочную игру на рынке», — сказал Давтян корреспонденту Sputnik Армения.

Теоретически нельзя исключать, что SIL захочет занять монопольную позицию, но, по мнению Давтяна, для этого компания должна стать импортером топлива и начать закупать в грузинском Садахло нефтепродукты с последующей задачей диктовать цены и конъюнктуру на армянском рынке.

«На данный момент конфигурация на рынке бензина и дизельного топлива в Армении не позволяет SIL с ее 10%-ной долей влиять на процессы. Не будем забывать, что все ключевые игроки долгие годы действовали в условиях картельного сговора, согласовывая друг с другом свою ценовую политику. Следовательно, новый субъект должен сначала занять свою нишу в доле импорта и потом только диктовать какие-то правила игры», — говорит Давтян.

Текущие процессы эксперт рассматривает также с макроэкономической точки зрения, отмечая, что они вписываются в логику интеграционных процессов в ЕАЭС. По его словам, перед Союзом стоит задача сформировать общий рынок нефти и нефтепродуктов к 2025 году. Армения станет частью этого рынка, и приоритетной задачей на этом фоне является либерализация национальных рынков и повышение уровня конкуренции.

Он считает, что в рамках политики либерализации процесс объединения неизбежен, однако нужно понять, как будет происходить это укрупнение – путем свободных рыночных отношений или же путем политических решений.

Что говорит регулятор?

Госкомиссия по защите экономической конкуренции пока не получала какой-либо заявки по поводу сделки между SIL и RAN Oil. В комиссии нам сказали, что если они заметят угрозу концентрации на рынке топлива, то по собственной инициативе начнут изучение.

А вот экономист Татул Манасерян считает, что государство обязано контролировать такие сделки, чтобы не допустить антиконкурентных соглашений и ценовых злоупотреблений на рынке.

«Я ничего не исключаю. А для того, чтобы этого не произошло, государство должно присутствовать, более того, оно должно быть активным в этих процессах», — сказал Манасерян.

Тем не менее нам удалось выяснить, что Галустян в 2020 году накопил серьезные долги перед государством. Согласно информации Комитета госдоходов, еще одна принадлежащая Галустяну компания – RAN Oil plus, созданная в марте прошлого года, в конце года уже имела 141,4 миллиона драмов (283 тысяч долларов) налоговых задолженностей.

Компании Галустяна при этом входят в список 1000 крупных налогоплательщиков страны. Так, RAN Oil в 2020 году заплатил в бюджет почти 838 миллионов драмов (около 1,7 миллиона долларов), а RAN Oil plus – 359,3 миллиона драмов (около 720 тысяч долларов).

В этой связи возникает резонный вопрос: зачем Хачатуру Сукиасяну понадобилась компания с миллионными долгами? Время покажет…