Почему люди мусорят: как работают гюмрийские дворники

0

Почему люди мусорят: как работают гюмрийские дворники

Чистый город — одна «страсть» и разные судьбы гюмрийских дворников, Нуник и бабы КнарИм обидно, что гюмрийцы не ценят работу людей, которые каждое утро очищают город от грязи и мусора, и несмотря на наличие урн горожане продолжают бросать мусор прямо на улице.

Арменуи Мхоян, Sputnik Армения.

Нуник

Каждое утро, в 5:00, Нуник Егоян, взяв метлу, направляется на площадь Вардананц в Гюмри, подметает выделенный ей участок, контролирует работу других – она руководит бригадой этого участка. При необходимости она убирает территорию и в течение дня.

67 – летняя Нуник родилась и выросла в детдоме: мать умерла рано, а отец создал другую семью. Став совершеннолетней, она устроилась рабочей на текстильном комбинате в Гюмри. Во время землетрясения 1988 года завод рухнул. Нуник вынуждена была искать другую работу.

«Я пенсионерка, но на пенсию не проживешь. Пошла работать дворником, чтобы прокормиться. Работа неплохая, Гюмри – туристический город, туристы должны видеть город чистым. Это совершенно другой город, город мастеров и толковых людей. Глаз должен видеть красоту. Если глаз привыкнет к чистоте, люди больше не будут сорить», — говорит Нуник и тут же добавляет, что Гюмри нужно держать в чистоте не только для туристов, но и для нас.

«Хранительница чистоты» самой важной части города, площади Вардананц, в течение всей беседы не отрывалась от работы, подметала, еще и следила, чтобы собаки на площади не нападали на людей.

Сейчас Нуник живет одна, муж умер 12 лет назад. Детей, как она сама говорит, Бог не дал, но у нее есть любимая работа, которая дает силы жить. «Я одна, могу кое-как просуществовать на пенсию, но если хочу жить хорошо, нужно работать. Государство содержало и вырастило меня в детдомовские годы, теперь, пока руки-ноги на месте, сама себя должна содержать», — добавляет Нуник.

Она не жалуется на трудности в работе, даже в зимний холод ей приятно чистить тротуары, но когда люди бросают мусор на землю, это оскорбляет Нуник: «Говорят, мол кидаем, чтобы ты убирала и получала зарплату, это обидно».

В советские годы работники санитарной очистки города зарабатывали больше, получали квартиры и другие дорогие подарки, сейчас всего этого нет, но для Нуник это не является определяющим в отношении к работе. Она мечтает о мирном небе над головой, и чтобы вирус отступил — для нее это самое главное.

Баба Кнар

Многие в городе знают Кнарик Мхитарян – ей 78 лет. Она уже более 45 лет убирает город. Это единственная работа, которую она делала в своей жизни.

Много лет назад они с мужем переехали в Гюмри из грузинского города Богдановка (сейчас Ниноцминда).

«Когда приехали сюда, я сразу же по договору приступила к работе, и уже 45 лет занимаюсь этим делом. Работать в коммунальном отделе непросто, не каждому это по плечу, но я люблю свою работу», — говорит баба Кнар.

Муж умер шесть лет назад, у них трое детей, сын – в России, дочь – в Ашоцке, вторая дочь живет с ней. У нее проблемы со здоровьем, баба Кнар помогает растить внуков.

«До последнего дня своей жизни буду работать. Умру, если не буду работать. В выходные еле могу усидеть дома. Вчера подошла к женщинам-попрошайкам, предложила работать в моей бригаде – у меня сейчас троих не хватает, зарплата – 75 тысяч драмов. Но не идут, чтобы заработать деньги своим трудом», — рассказывает баба Кнар.

Замечаю, что под рабочими перчатками старые, но ухоженные руки. Баба Кнар замечает мой интерес и снимает перчатки: «Дочка, у меня на ногтях всегда должен быть маникюр. Это для меня закон, и неважно, что я убираю улицы».

Она рассказала, что начинает работу со своей бригадой в 5 утра, а иногда даже в 4, хотя по закону работа начинается в 7 утра. Но поскольку они отвечают за порядок и чистоту на территории центрального рынка, то выходят на смену пораньше, чтобы никому не мешать, чтобы завершить работу, пока город спит. «Очень переживаю за этот город, удивлюсь, что люди сорят в этом прекрасном городе, тем более, что сейчас везде стоят приличные красивые урны», — говорит баба Кнар.

Женщина начала работать, когда ей было всего13 лет – нужно было помогать родителям. Она была разнорабочей, таскала строительную смесь, потом 15 лет проработала дояркой. «В советское время за хорошую работу мне выдали автомобиль «Нива» и красивый ковер. У мужа была машина, поэтому отдали «Ниву» его брату. Правда, ничего подобного сейчас нет, но честь и имя есть», — смеясь говорит бабушка Кнар и протягивает мне конфету. «На, дочка, угощайся, не поленилась, встала в пять утра, чтобы поговорить со мной».

Просыпаться в 5 утра непросто, особенно, если нужно это делать каждый день, даже в суровую гюмрийскую зиму. Когда осознаешь все это, еще больше ценишь работу Нуник, бабы Кнар и их коллег.