Отношения Ереван-Пекин, или Как армяне открывали для себя КНР

0

Отношения Ереван-Пекин, или Как армяне открывали для себя КНР

Made in China, или Как армяне открывали для себя Поднебесную в советские временаАрмения и Китай неоднократно заявляли о своей готовности расширять сотрудничество. Эта тема все еще актуальна для Еревана. Колумнист Sputnik Армения вспоминает, как в советские времена армяне открывали для себя Поднебесную.

Если по-честному, то мы вышли из китайских брюк, а вовсе не из американских джинсов, появившихся значительно позже. Под «мы» я имею в виду поколение армян, которое вместе со всем советским народом вдруг увидело в магазинах завалы практичных штанов всех цветов и размеров, резиновых кед («дедушек» современных кроссовок) на все случаи жизни, а также пуховиков, подбитых искусственным мехом. Жить стало лучше, жить стало веселее.

По всей стране гремела песня Вано Мурадели на слова Михаила Вершинина «Сталин и Мао слушают нас». Это было еще до штанов, кед и пуховиков, слушали в 1949-м, когда страна отмечала 70-летие Сталина, в Москву приехал Мао Цзэдун и вот вам:

В мире прочнее не было уз,

В наших колоннах ликующий Май.

Это шагает Советский Союз;

Это могучий Советский Союз,

Рядом шагает новый Китай!

Тот факт, что народ, неуклонно приближавшийся к миллиарду, шагает вместе с нами, укреплял уверенность в том, что эту силу не задушишь, не убьешь. В головах неискушенных в политике людей возникала простая и ясная картинка: американские агрессоры нападают на Советский Союз, но, увидев перед собой Советскую армию, рядом с которой несметное число китайских солдат, бросают оружие и в панике разбегаются.

А тут еще «Стальной солдат» – один из первых китайских фильмов на советском экране. Как писали тогда газеты, «солдат, идущий в бой не с шорами на глазах, не с помутневшей головой, без собственного желания, а солдат – защитник своего народа, своей родной земли, убежденный в правоте дела, за которое он борется, не жалеющий своей жизни, страстно желающий освободить свою родину для труда и мирной жизни». Один в один как сержант Алексей Иванов из советского бестселлера конца 40-х «Падение Берлина».

Как бы там ни было, открытие Китая в Армении шло полным ходом, главным образом посредством товаров народного потребления, а это, как оказалось, был самый правильный и короткий путь к сердцу человека.

Чуть было не написал: «кто из нас не помнит китайских полотенец, термосов»… Но кто может их сегодня вспомнить, кроме старшего (правильнее, видимо, старого) поколения армян, игравших в пинг-понг китайскими шариками, или обмахивавшихся китайскими веерами женщин в шелковых халатах с драконами и ярлычками Made in China на английском и с непонятными иероглифами на родном китайцам языке.

А еще чай, лечебные мази, фонарики, иглоукалывание с натуральным китайцем, приглашенным директором института сердечной хирургии Александром Микаеляном на полную ставку к себе на работу, ну, и, конечно, «Великая Китайская стена» – «стратегический продукт, который накормит солдата на войне, туриста на пикнике и целую семью на кухне». Та самая тушенка из Китая, что вместе с сигом из Севана в голодные 90-е годы кормила и помогла продержаться многим тысячам армян.

«Китай готов приложить дополнительные усилия для повышения уровня сотрудничества с Арменией. Армения является для Китая традиционно дружественной страной», – заявил недавно председатель КНР Си Цзиньпин в поздравительной телеграмме президенту Армении Армену Саркисяну по случаю его дня рождения.

Лидер КНР подчеркнул, что Пекин и Ереван сообща боролись с коронавирусом, и это стало новым стимулом для развития двусторонних отношений и сотрудничества в разных областях.

…Первых китайцев рядом с собой в Ереване увидели мы, тогдашние ученики школы имени Мравяна, а также девочки из школы имени Маяковского… Обучение в 50-х годах было раздельным, школы стояли на равном удалении от Ереванского цирка, где то и дело выступали китайские циркачи.

Приезжая на гастроли в Армению, артисты часто привозили с собой своих детей и, если те были школьниками, то прерывать учебный процесс было нельзя – всеобуч был обязателен не только в СССР, но и в КНР. Как правило, китайские мальчишки худо-бедно на русском говорили, но даже если и нет, у какого учителя-армянина поднялась бы рука поставить китайскому мальчишке «неуд»? Ничего подобного. Не знаю, как у себя дома, но в Ереване все ребята из Китая становились круглыми отличниками и благодарными учениками.

Фокус заключался еще и в том, что большинство наших китайских сверстников по вечерам выступали на арене цирка (большей частью жонглерами и акробатами), и время от времени снабжали нас, включая учителей, входными талончиками на представление.

Отношения с мимолетными одноклассниками можно было смело называть братскими: китайцам нравилось быть в центре внимания, нам – быть с китайцами на дружеской ноге.

Так и жили душа в душу, пока цирк не гасил огни. Потом всем классом провожали новых друзей домой, обменивались адресами, на прощальный вечер приглашались и девочки-китаянки из школы Маяковского, на первых порах переписывались, затем первоначальный пыл угасал, но приятные воспоминания сохраняются по сей день.