Отказ от коньяка может дать Армении совершенно новую культуру виноделия — Аваг Арутюнян

0

Отказ от коньяка может дать Армении совершенно новую культуру виноделия - Аваг Арутюнян

Что вырастет в Армении после коньяка? Поясняет экспертОтказ от названия «коньяк» может серьезно изменить индустрию в Армении, и не обязательно в худшую сторону. Может развиться принципиально новая, «умная» культура виноградарства, основанная на теруаре (учете микроклимата, почвы и подходящих сортов).

Отказ от коньяка, как бы странно это ни звучало, может дать Армении совершенно новую культуру виноградарства и виноделия. Об этом заявили в беседе со Sputnik Армения опрошенные эксперты отрасли.

Еще с советского периода (а вернее, даже со времен Шустова), виноградники для производства коньяка насаждались без того внимания к участку и его микроклимату, которое еще с античности было принято в Европе и теперь известно под французским словом «теруар».

С приходом плановой экономики, виноградники начали массово разбивать на орошаемых землях, которые, к тому же, орошались очень сильно (по 8-10 раз в год). Это снижало качество винограда, но увеличивало его вес. При этом не уделялось особенного внимания сортам винограда, не велась работа по разбивке виноградников на неорошаемых землях, опять же с выбором сортов и теруара.

Вдобавок, как мы не раз писали, в Армению продолжал завозиться коньячный спирт (хотя по национальному законодательству, армянский коньяк можно делать только из спиртов Республики Армения и Карабаха). После смены власти в 2018 году, импорт такого спирта сократился. Но даже в 2019-м, по данным национальной статистики Армении, он составил 4 с лишним тысячи тонн (или около 10% коньяка, производимого в Армении). Для сравнения, до революции (например, по данным 2016 года) импорт коньячного спирта был втрое больше. Естественно, этот спирт намного дешевле, будь то из Евросоюза (где производство вина всегда в избытке, и часть идет на перегонку), из Молдовы (где более 2/3 вин экспортируется наливом, а не в бутылках или из других стран.

Именно поэтому коньяк удается экспортировать столь дешево. Но эта дешевизна выходит боком местным, армянским фермерам, у которых многие (хотя и не все) коньячные заводы покупают виноград за копейки (80-100, максимум 120 драмов за килограмм). Бизнесмены знают: привозной спирт всегда под рукой, а сельчанину деваться некуда — продаст за сколько ему скажут, или будет сидеть без денег (повторяем, есть добросовестные производители, которые не прибегают к таким махинациям). Недобросовестным эти схемы приносили выгоду лишь по одной причине: этот коньяк можно продавать под названием «коньяк», то есть с определенной наценкой. Теперь, если название «коньяк» рано или поздно исчезнет, возможны два сценария.

Первый: Армения получает поддержку и работает над принятием нового названия вместо коньяка. Уточним, что по договоренностям с Евросоюзом, эта поддержка не будет исчерпываться 3 миллионами евро, о которых много говорится в последнее время. В очередном годовом обзоре сотрудничества ЕС-Армения указывается, что три миллиона – это первый пакет помощи, за которым последуют новые. Стороны будут обсуждать их, когда Армения выберет новое название для коньяка. Допустим, что поддержка используется не «для галочки», а по назначению, проводятся крупные маркетинговые кампании, по итогам которых новый бренд становится узнаваемым за рубежом.

Второй (может быть, параллельно с первым): если под новым брендом коньячный бизнес не будет таким прибыльным, в республике появится больше желающих инвестировать в виноградники с теруаром, о котором мы говорили (где учитывается почва, осадки, общий микроклимат, исходя из этого подбираются сорта и т.д). В этом случае в стране будет появляться виноделие высокого качества и технологий.

Конечно, в отрасли вина конкуренция в мире намного острее, чем коньяка и бренди. Отчасти это связано с тем, что на многих крупных рынках вина потребляют намного больше, чем бренди (коньяка) и водки, а отчасти – и с государственной политикой: например, в ЕС (крупнейший в мире рынок вина) минимальный акциз на вино – нулевой, а на 40-градусный бренди – почти 14 евро за литр (подробнее здесь).

Поэтому география производства вина в мире намного шире.

Но армянские вина вполне могут конкурировать: они успешно экспортируются в Россию (основной рынок сбыта) и в другие страны, а около 10% армянского вина уже производится в премиум-сегменте (около 10 евро за бутылку и выше).

А если, вдобавок, вырастет потребление на местном рынке (где больше в чести водка) и в армянской Диаспоре, то во всей Армении (включая Карабах) не хватит винограда, чтобы столько производить.

Наконец, в стране растет производство и столового винограда (пусть и небольшими темпами). С учетом всего этого, в стране хватит места и для хорошего коньяка (как бы он потом ни назывался), и для вина, и для столовых сортов.

В этом случае, новые виноградники можно разбивать и в Сюникской области, которые, при нынешней «коньячной» парадигме, не считались виноградарскими. В Горисском и Капанском районах для этого есть очень хорошие условия: во-первых, теплый климат, во-вторых, долины и ущелья, очень благоприятные для виноградарства.