Нереальные цифры и манипуляции: тему приобретения Арменией оружия «съела» политика

0

Нереальные цифры и манипуляции: тему приобретения Арменией оружия "съела" политика

Нереальные цифры и манипуляции: тему приобретения Арменией оружия «съела» политикаВ первый же день предвыборной кампании чувствительная тема закупок вооружений стала картой, которую и власти, и оппозиция в очередной раз попытались обернуть против оппонента. Но выяснить реальную картину здесь не так просто.

Вопрос вооружения поднимался еще в ходе войны в Карабахе и не закрыт — да и вряд ли будет закрыт в ближайшее время. На этот раз и.о. премьер-министра Никол Пашинян, отвечая экс-президенту Сержу Саргсяну, заявил, что с 2018 года военный бюджет страны был увеличен на 48%. Армения в 2019 году приобрела 62% от всего оружия, закупленного за последние десять лет (на сумму 248 миллионов долларов). Всего за три года — с 2018 по 2020 год, власти закупили от 75 до 80% объема оружия (тоже в 10-летнем разрезе, всего потрачено 398 миллионов долларов).

Политолог Грант Микаелян в беседе со Sputnik Армения указал на то, что заявления и.о. премьера далеки от реальности по ряду причин.

«Во-первых, говоря о процентах, подразумеваются какие-то формальные, зарегистрированные закупки. В регистре вооружений стран ООН и базе данных SIPRI (Стокгольмского института исследования проблем мира) расчет основан на действующей в данный момент рыночной цене. Но подавляющее большинство (порядка 90%) оружейных закупок Армении, вплоть до 2016 года включительно, осуществлялось неформально, без этой регистрации», — сказал Микаелян.

Кроме того, по его словам, Армения получала огромное число вооружений не по рыночным, а по льготным ценам, например, «Искандер», «С-300» (рыночная стоимость составляет 250 миллионов долларов). На рынке они стоят сотни миллионов долларов, и это несопоставимо с тем, что было куплено при новых властях.

«Многое из того, что приобрели при Пашиняне, было зарезервировано до него. Более того, он отменил определенные планируемые закупки. Вместо этого купил самолеты Су-30, которые по сумме составляют 75% всех его покупок. Это, фактически, растрата», — сказал Микаелян.

Напомним, до прихода к власти Пашиняна Ереван дважды получал от России кредит на закупку современных вооружений и военной техники (200+100 миллионов долларов). При этом договоры о поставках в Армению вооружений в рамках российского кредита в 100 миллионов долларов заключены в ноябре 2018 года.

Еще один момент, по словам Микаеляна, закупка устаревших систем «ОСА», которые были уничтожены в первые дни войны. Вместо этих ЗРК и Су-30 (по оценке SIPRI – 190 миллионов) планировалась масштабная закупка дронов, маскировочных сетей, ложных целей, ПВО, бронетехники и артиллерии.

 Военный эксперт Давид Арутюнов также считает, что многие контракты были заключены до вступления в должность Пашиняна. Если конкретная закупка отображается в конкретном году, это не значит, что  поставка реализуется сразу же.

Он также обращает внимание на то, что и.о. премьера основывается на данных SIPRI, но многие закупки вооружений там просто не отображены.

«Эти данные не репрезентативны. Они могли бы быть таковыми, будь рассекречены реальные закупки и расходы. А это, естественно, по государственным соображениям не делается и не может быть сделано», — отметил Арутюнов в беседе со Sputnik Армения.

Более того, даже официальные данные до 2017-2018 гг․ не соответствовали реальной картине. Армения не отображала в своем госбюджете реальные затраты на сферу обороны.

С другой стороны, не исключено, что определенные закупки вооружений неофициально происходили и во время премьерства Пашиняна. Хотя в условиях острой внутриполитической борьбы объем военных расходов был картой в руках властей, поэтому статистика последнего периода, скорее всего, ближе к истине.

Но во всей этой ситуации есть совершенно иной момент – нельзя сводить проблему обороноспособности и военных расходов только к вопросу закупок вооружений.

«Там есть инженерные работы по укреплению линии соприкосновения, закупка не «железа», а других систем вооружений (например, связь, программное обеспечение, капитальное строительство). Есть масса аспектов, которые влияют на эффективность боевых действий, но они не заметны для широкой общественности и о них не особо говорят», — сказал Арутюнов, добавив, что именно они часто идут по секретным статьям расходов.

В целом, развернутая дискуссия на эту тему, как со стороны властей, так и оппозиции носит больше предвыборный характер. Власть пытается показать объем приобретенного, а оппозиция пытается представить все то, что было после 2018 года – как неправильное и ошибочное.

Таким образом, реальная информация о военных закупках доступна лишь частично, и все это фрагментарно связано с повышением боеспособности армии. И вопрос приобретения Су-30, и систем ПВО слишком политизированы и находятся вне поля реальной дискуссии об уроках войны.

Тема, по словам Арутюняна, является предметом манипуляций, и общество уходит от реальных проблем.