«Нас всех продали»: история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

0

"Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

Все будет хорошо? Сестры пекут женгялов хац в Степанакерте и по-разному смотрят на жизньСпрос на женгялов хац на степанакертском рынке упал: туристов нет, из Армении уже приезжают меньше. Но две сестры каждое утро приходят на рынок и приступают к делу, будто работа с тестом помогает справиться с воспоминаниями о войне.

Карине Арутюнян, Давид Галстян

На рынке в Степанакерте бок о бок работают две сестры — Лесмония и Лилия Оганджаняны. Лесмония, вот уже 30 лет исправно торгующая здесь женгялов хац (традиционная лепешка с зеленью — ред.), рада, что сестра сейчас рядом – несмотря на то, что объединила их война.

Женщин мы заметили случайно – внимание во время нашего «рыночного рейда» привлек их звонкий смех. Сестры пекут женгялов хац, чебуреки, пирожки и вспоминают старые добрые времена. Стараются как-то обходить в своих воспоминаниях наши дни, но если случайно разговор все же заходит о войне, тут же обрывают сами себя и тянутся к платкам.

Лесмония, повидавшая уже несколько войн, во время последней продолжала печь свои лепешки на рынке даже под сигналы воздушной тревоги.

А вот будущее ее пугает.

«У меня нет надежды на завтрашний день. Знаю только, что на этом все не закончится. Завтра скажут – отдайте Степанакерт. И во время войны, и после говорят одно, а делают другое», — безнадежно вздыхает Лесмония, ни на секунду не отрываясь от дела и набивая зеленью очередную лепешку.

О Лесмониии мы уже писали и показывали. 17 октября корреспондент Sputnik Армения беседовал с женщиной на степанакертском рынке, где она, как мы уже отметили, продолжала нести свою вахту.

С того дня в ее жизни многое изменилось — весь оптимизм улетучился. Во время войны она с верой и надеждой пекла лепешки для солдат. Теперь, вот, утратила и веру, и надежду.

«Всех продали!» Этот ее возглас был, пожалуй, красноречивее долгих объяснений.

Лесмония бросила родной рынок в числе самых последних. Временно переехала в Ереван и начала заниматься своим привычным делом в пекарне на улице Абовяна. Но мысленно была все еще в Арцахе.

«8 ноября Арцрун Ованнисян (на тот момент пресс-секретарь МО Армении – ред.) хвалился, что завтра будет хорошая новость. Их «хорошей» новостью была капитуляция. Они знали, что она будет. Одним росчерком ручки всех нас продали — не знаю чего ради. И сегодня говорят, мол вам надо было самим удерживать свои земли, чтобы не отдали. Война была лишь для того, чтобы тем, кто нас продал, было чем оправдываться», — говорит женщина, не заметив, что передержала на плите женгялов хац.

Лесмония ведет свой рассказ с влажными от слез глазами. Хотя во время войны не потеряла никого из своей семьи, гибель каждого армянина – ее личная потеря.

Арцах — ее дом, ее земля, и она никуда отсюда уезжать не собирается. Да и некуда. Грустно только, что ничего хорошего от завтрашнего дня она не ждет.

Сестра Лесмонии — Лиля, ее пессимизма совсем не разделяет. Она потеряла дом, оставила все свое золото врагу, даже документы не взяла, но считает, что все наладится, и они снова вернутся в родной Гадрут.

«В Гадруте я была заведующей клубом. Мне 60 лет, мы строили новый дом своими руками. Оставалось доделать кухню, наняли рабочих, мы с мужем работали, чтобы к зиме уже въехать туда и насладиться. Но ничего не успели, нас застала война» — рассказывает женщина.

Лиля приехала в Ереван 5 октября и пекла женгялов хац на перекрестке Северного проспекта и улицы Абовяна. Говорит, что в те дни работа помогала развеяться, но были моменты, когда было трудно сконцентрироваться. А отбою от клиентов не было – за лепешками выстраивались огромные очереди.

Рассказывает, что тяжелее всего было узнавать число погибших парней, читать их имена… Потом сама себя перебивает и возмущенно восклицает: «Если сдавать собирались, зачем столько ребят губить надо было?»

«Мы не верили, что все будет плохо, что потеряем наш родной Гадрут, что будет столько жертв. Я два месяца была в таком замешательстве, даже не вспоминала, что оставила все золото дома. То есть сначала думала, что спрятала в надежном месте, а потом все стало настолько плохо, что было не до имущества. Но дом можно вернуть, золото можно вернуть, погибших ребят уже не вернуть, наших земель уже не вернуть», — говорит Лиля и выключает духовку – слишком взволнована, чтобы работать.

В эти дни в Степанакерте дела идут не очень: ясное дело — людям живется не ахти, а туристов нет. Если в Ереване пекли до 2000 лепешек в день, то сейчас в Степанакерте – от 50 до 100.

Лиля с мужем снимают жилье в Степанакерте, государство компенсирует арендную плату. Их сын тоже жил в Гадруте: перед войной его семья съехала, построили себе отдельный дом. Сейчас сын в Ереване, а они пекут на продажу гадрутскую пахлаву.

Правда женщина записалась в очередь на жилье, но надеется, что, вернется в Гадрут, в родной дом, до того, как подойдет ее очередь.

Мы уходим, и сестры снова берутся за работу. Женгялов хац – одна из визитных карточек Арцаха, и его на рынке всегда должно быть вдоволь.

© Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    «Женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Приготовление «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Лесмонья Огаджанян готовит «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • "Нас всех продали": история двух сестер из Степанакерта, до сих пор пекущих женгялов хац

    Лесмонья Огаджанян готовит «женгялов хац» на степанакертском рынке © Sputnik / Aram Nersesyan

  • 1 / 10 © Sputnik / Aram Nersesyan»Женгялов хац» на степанакертском рынке