Кто запретил туркам носить фески, или Турецкий Петр I — Мустафа Кемаль

0

Кто запретил туркам носить фески, или Турецкий Петр I - Мустафа Кемаль

В чем важность Ататюрка для турецкой истории: реформатор для турок и губитель для армян»Ататюрк нам враг, но истина дороже»: колумнист Sputnik Армения рассказывает о том, какую роль в развитии Турции сыграл первый президент Турецкой республики Мустафа Кемаль.

Слова «образованный» и «конструктивный» в политическом словаре сегодняшней Армении, пожалуй, самые популярные. Ими как-то раз Никол Пашинян охарактеризовал Ильхама Алиева, вызывав бурное и несмолкающее возмущение своих противников.

— Он еще бы Ататюрка поставил в тот же ряд,— сказал по этому поводу один из ярых оппонентов премьер-министра Армении.

Между тем, для своего государства и своего народа Ататюрк был и образован, и конструктивен, хотя по любому счету любить его армянину не за что. Уже хотя бы потому, что в произнесенной в 1919 в Анкаре программной речи он сказал: «Всё было не так плохо, другие поступили бы ещё хуже». (Когда в Германии к власти пришел Гитлер, слова Ататюрка подтвердились: по подсчетам американских исследователей жертв Холокоста оказалось около двадцати миллионов).

Правда, в геноциде армян сам Ататюрк участия не принимал: за год до резни с должности военного атташе в Софии он был отправлен в Текирдаг для формирования 19-й дивизии. Не бог весть какая должность, он еще далеко не Ататюрк (отец турок), он пока просто Мустафа Кемаль, рожденный в греческих Салониках, а вот когда именно – тут полный туман.

Сам Ататюрк велел считать днем своего рождения 19 мая 1881 года и такое решение принял не случайно. Именно в этот день месяца мая Мустафа Кемаль (все еще не Ататюрк, отцом нации провозгласит себя в 1934 году) начал войну с оккупационными войсками Антанты за независимость Турции и победил.

Возглавив страну (с 1923 года – первый президент Турецкой республики), стал наводить порядок по своему разумению и, надо признать, разумение президента обернулось эффективными (можно сказать конструктивными) реформами во многих сферах жизнедеятельности государства. Скорее всего покажется странным, но Кемаль оказался ярым противником ислама, считал его «религией аморальных бедуинов», отменил шариатское судопроизводство, закрыл исламские школы и целый ряд мечетей, а в знаменитой стамбульской Ай-Софии распорядился открыть музей.

А еще. Носить хиджабы запретил — послабление только проституткам (чтобы скрывать лицо и оставаться неузнаваемыми), предоставил женщинам избирательные права, отменил феодальные формы обращения, вместо арабской письменности вводится латиница, школьное образование обязательно для всех. Сам он говорил на греческом, персидском, немецком, французском.

Носил европейскую одежду и даже слыл модником. Отдыхая сегодня в Турции, трудно не заметить – турок в традиционных фесках почти не видно. Почему? Дело в «Законе о шляпах», принятом с подачи того же Ататаюрка. С 1925 года ношение этого головного убора запрещалось. (Чем-то напоминает Указ Петра Первого, приказавшего бороды брить и табак курить). Возможно, чтобы как в свое время российский самодержец, главный турок Турции пытался перекроить свою страну на европейский лад. Понятно, что о вступлении в Европейское сообщество в те времена не могло быть и речи, но попытки переделаться под светское государство налицо.

При всем при том Ататюрк был человеком военным. Судите сами: окончил военную школу, после чего, академию Генерального штаба, участвовал в итало-турецкой, Первой Балканской и Первой мировой войнах, дослужился до генерала. «Я не приказываю вам наступать, я приказываю вам умереть!»,- говорил он, убеждая, что война должна быть неизбежной и жизненно важной. Считался бесстрашным (но боялся мышей). Не воздержан на язык, был не прочь выпить.

Любил роскошные дворцы, нынешний президент Эрдоган пошел по стопам своего духовного наставника и недавно справил новоселье в роскошной резиденции в Мармарисе за 640 миллионов лир (около 6,4 миллиарда рублей). В одной из трехсот комнат дворца уже успел принять Ильхама Алиева, который тоже не в хижине живет.

Что оставил Ататюрк Турции после смерти в1938 году? Своих детей у любвеобильного ловеласа так и не родилось, были приемные: два мальчика и восемь девочек. Все, разумеется, получили хорошее образование, а одна из приемных дочерей стала первой в Турции женщиной-пилотом. Не все знают, что имя Сабиха Гекчен, которое и поныне носит международный стамбульский аэропорт, это имя той самой дочери-пилота Ататюрка.

…Имя Мустафы Кемаля Ататюрка для армян как было, так и остается за «красной линией», но кое-что из того, что он говорил своим, не всегда должно быть выброшено. К примеру, соображение о том, что полная независимость возможна только при экономической независимости, а «спящий народ или погибает или же просыпается рабом».

Если не смотреть на это специальными глазами, то, как говорится, «Ататюрк нам враг, но истина дороже».