«Я созрел для сборной Армении»: Давидян — о жизни в Ереване, войне, Габриелянове

0

"Я созрел для сборной Армении": Давидян — о жизни в Ереване, войне, Габриелянове

«Я созрел для сборной Армении»: Давидян — о жизни в Ереване, войне, ГабриеляновеИнтервью талантливого 23-летнего армянского футболиста, который стал открытием чемпионата Армении за последние годы. Большой разговор с Давидом Давидяном про его карьеру и будущее.

Еще три года назад Давидян играл в российской лиге ПФЛ за новотроицкую «Носту», но потом в его карьере появился московский «Арарат». Давид зацепился за свой шанс, переехал в Армению, став одним из немногих футболистов, кто остался в проекте и стал игроком «Арарат-Армения». Затем он перебрался уже в ереванский «Арарат», а сейчас является основным игроком «Алашкерта» и одним из лучших футболистов чемпионата Армении. 

— Ты уже второй год в Армении. Какие в целом впечатления?

— За все время что я тут, успел пережить много событий. Не все они были хорошие, но впечатление у меня остались очень хорошие. Чувствую тут себя хорошо, но часто бывает скучно и одиноко.

— К чему-ты все еще не можешь привыкнуть?

— До сих пор не могу привыкнуть, что в Армении почти везде можно курить. Мне кажется это не очень правильно.

— Что больше всего нравится?

— Однозначно — это люди. Тут тебе всегда помогут, поддержат и дадут совет. Причем не важно, откуда ты и какой национальности. Мне здесь очень комфортно и тепло на душе.

— Самое приятное место в Ереване?

— Каскад. Когда у меня есть свободное время, я частенько поднимаюсь на Каскад и наслаждаюсь прекрасным видом на Ереван. Это действительно очень красивое место.

— Доволен тем, как складывается этот сезон для тебя в «Алашкерте»?

— Сезон начался очень хорошо для нас, мы часто «отвоевывали» победу за счёт характера и всегда боролись до конца, независимо от счёта. Потом началась война, которая ударила по всем. Было крайне тяжело тренироваться и играть, когда в голове возникали об этом мысли. Это большая трагедия для армянского народа. Вторая часть сезона складывается тяжелее. Сейчас идёт очень тяжёлая борьба за чемпионство. 5 команд борются за победу, а разница очков минимальная или одинаковая.

— Насколько тебя коснулась и потрясла недавняя война с Азербайджаном?

— Это большая боль. У меня родственники живут в Арцахе, переживал за них, как и за всех, кто воевал и находился там. Мой брат был в это время там, он играл в футбольном клубе Арцаха. Когда началась война, почти нереально было дозвониться до него. Я очень сильно переживал. Безумно горжусь ребятами, которые стояли на границе родины. Они настоящие герои. Искренне соболезную семьям, которые потеряли своих близких.

— Что говорили легионеры об этом?

— Игроки нашей команды, сильно любят Армению и готовы были помочь всем, чем могут. Тогда все было именно так: кто чем мог, помогал. Наш клуб, как и другие армянские клубы, дружно поддерживал гуманитарной помощью. Тяжело собраться и играть. Потому что в голове мысли только об этом. Хотелось скорее закончить тренировку, матч и узнать, как там дела.

— Видишь себя в следующем сезоне снова в Армении?

— Честно говоря, хотел бы новый сезон начать в другом чемпионате. Хочется расти дальше и испытать себя в более сильных чемпионатах. Мой контракт заканчивается в этом сезоне, а дальше буду рассматривать варианты.

— Что для тебя дает этот этап карьеры в Армении?

— Этот этап стал для меня переходным. Я сюда приехал сразу после травмы. Восстановился и начал набирать постепенно форму! Было морально трудно отходить от травмы, но благо приняли меня тепло и спокойно дали прийти в себя. Доволен, что не ошибся с выбором.

— Сборная Армении впечатляет?

— До сих пор под впечатлением! Это непередаваемые эмоции. Все матчи смотрел и сильно переживал! Но ещё сильнее переживали мои родители, они у меня очень впечатлительные.

— Ждал ли ты предложения из сборной перед отборочным циклом?

— Да, думал, получу свой шанс. Не вызвали, значит еще не заслужил. Продолжаю работать и не опускаю руки.

— Видишь себя конкурентоспособным в составе этой сборной?

— Мне кажется, я уже достаточно окреп и созрел для этого. Думаю, мне это по силам, но будем снова во всем прибавлять.

— Болельщики сборной Армении воодушевились после побед сборной. Недавно было бурное обсуждение интервью отца Арсена Захаряна, который в 17 лет играет в составе «Динамо». Будущая звезда и потенциальный игрок сборной России. Что ты как футболист думаешь по этому поводу? Ведь ты мог бы оказаться на его месте.

— Мне кажется, играть за сборную своей страны – это большая честь. Но тут выбор прежде всего за ним, это сугубо личное дело человека. Поэтому это его право играть или не играть за сборную Армении. Но мне все-таки кажется, что в скором времени он окажется в сборной Армении.

— Такие парни, как Эдуард Сперцян, Аршак Корян, Хорен Байрамян своим решением воодушевляют других молодых армянских футболистов из России?

— У молодых ребят есть хороший пример. Это, безусловно, мотивирует. Хорошо, что к сборной присоединились такие мастера.

— Ты – брат Артема Симоняна. Какая у вас связь?

— Вообще-то, Артём приходится мне родственником (брат мужа сестры).

— Можешь ему позвонить за советом?

— Да, мы с ним на связи. Он всегда поможет и поддержит. Артем сильно помог мне адаптироваться, когда я приехал в Ереван. Когда мы только познакомились, по FaceTime он мне сказал: «Просто работай, не слушай никого, работай и все будет хорошо».

— В той же «Томи» видишь себя в одной команде с Симоняном?

— Я представлял себе, что мы будем играть вдвоём в сборной. Но в «Томи», не представлял (смеется).

— На какой позиции комфортнее играть?

— Вообще комфортнее играть с краю в атаке, но могу играть центрального нападающего. Изначально начинал свою карьеру на позиции правого полузащитника.

— Вернемся к чемпионату Армении. «Алашкерт» часто критикуют за слабую работу маркетинга. Насколько это имеет значение для футболиста?

— Это не моя работа, я не могу ничего сказать и дать оценку, но, конечно, это важный фактор в нынешнем футболе. Хотелось бы, чтобы наши команды шли в ногу со временем.

— Широкой публике всем известен Баграт Навоян. Можешь описать его в двух словах?

— Человек слова, требовательный, справедливый.

— Можешь на тренировке или у стадиона перекинуться с ним парой слов?

— Да, он открытый человек. С ним всегда можно поговорить, он практически всегда посещает тренировки. Когда подписывал контракт, он сказал мне: «Я хочу, чтобы ты играл в сборной Армении, мне хочется видеть тебя там! Работай и доказывай на футбольном поле, и я уверен, что ты добьёшься этого».

— У Абраама Хашманяна не очень хорошая репутация среди болельщиков. Какую роль сыграл этот тренер в твоей карьере. Ведь ты работал с Григоряном, Минасяном, Колывановым, Оганесяном?

— Абраам Хашманян очень эмоциональный тренер. С ним у нас рабочие отношения, он может хорошо мотивировать перед матчем, это объективный тренер, своеобразный человек

— Почему в «Арарат-Армения» мало играл?

— Я тогда приехал только после травмы и набирал форму, так получилось, что заиграл ближе к концу сезона. Тогда шла борьба за чемпионство, и каждое очко было на вес золота. Поэтому было мало времени, чтоб получить практику.

— Вардан Минасян ничего не говорил о том, почему не давал тебе шанса?

— Он говорил мне, чтоб я не спешил и спокойно набирал форму. Я сыграл несколько игр в том сезоне, но получил предложение из России и собирался уехать. Но Вардан Минасян пригласил меня на разговор, и дал понять, что со следующего сезона все будет иначе и я буду получать больше игрового времени. Я недолго думал и решил остаться. После отпуска вернулся в Ереван, и тогда же объявили о лимите и новом формате. На матчи квалификации Лиги чемпионов я не попал, поэтому принял решение уйти в другой клуб, чтоб получать практику.

— Была обида на Минасяна, злился на него?

— Не то, что я был зол на него. Просто не понимал ситуацию, и никто не мог сказать мне, в чем конкретно проблема. Злился на самого себя. Думал, что проблема во мне.

— Как появился вариант с «Араратом»?

— Меня позвал Валерий Оганесян. Тогда в ереванском «Арарате» кардинально все изменилось. Во главе клуба стал Валерий Оганесян, он сразу сказал, что рассчитывает на меня и что у меня будет игровая практика. За это я ему благодарен.

— Валерий Оганесян был также менеджером московского «Арарата». Он — фигура одиозная в российском и армянском футболе. Какое мнение сложилось у тебя об Оганесяне?

— За все время работы с ним понял, что человек умеет создавать условия для решения высоких задач. Он может собрать хорошую команду.

— Ты работал с ним и в ереванском «Арарате». Насколько его роль поменялась после московского этапа?

— Он все так же во главе клуба. И все так же собрал очень сильный состав

— Он долгое время руководил ереванским «Араратом» со скамейки. Опиши Валерия Оганесяна как управленца и тренера.

— Роль тренера ему подходит меньше (смеется). Я тогда не чувствовал его тренерской поддержки.

— Одним из управленцев московского «Арарата» тогда был и Арам Габриелянов. Павлюченко рассказывал, что он был полностью вовлечен в этот проект. Действительно?

— Да. Арам Ашотович всегда был частью клуба. Приезжал на тренировки, был на всех играх. Всегда общался со всеми игроками, и постоянно хотел сделать клуб лучше.

— Каким был твой самый запоминающийся разговор с ним?

— После того как забил свой первый гол за московский «Арарат», на следующий день на тренировку приехал Арам Ашотович и после тренировки подозвал меня. Он признался, что мечтает, чтобы молодые ребята как я, играли в сборной. Сказал, что верит в меня и хочет, чтоб я вырос в большого футболиста и попросил меня дополнительно работать над собой и даже хотел нанять для меня персонального тренера.

— Тогда же ты впервые в своей карьере получил травму, у тебя были кресты. Каким запомнился тот период?

— Помню, как сейчас. Матч был в Саратове. Нас устраивала даже ничья, что обеспечивало нам досрочную победу в турнире. Мы очень хотели выиграть тот матч. Так получилось, что на 90 минуте я столкнулся с соперником и неудачно упал. Тот период был самым тяжелым в моей жизни. Я безмерно благодарен Араму Ашотовичу, который поддержал меня в тот момент, взял на себя все расходы на лечение. Он отправил меня в Германию, в одну из лучших клиник, где меня успешно прооперировали и дали второй шанс. Затем туда же он отправил меня на реабилитацию. Это просто космический уровень. Я никогда не забуду этого и буду всегда благодарен ему за то, что он сделал для меня.

— Поиграть в одной команде с Мхитаряном – что это значит для армянского футболиста из чемпионата Армении?

— Это большая честь. Генрих мотивирует каждого армянского футболиста! Надеюсь, однажды смогу играть рядом с ним.

— Сегодняшняя сборная с Капарросом может играть на одном уровне с Швецией или Хорватией?

— Я думаю, что на сегодняшний день сборная может конкурировать с топовыми сборными. Важно и дальше прибавлять, и работать. Я верю в это.

— Сейчас уже чувствуешь себя больше ереванским армянином, или ты все тот же?

— Я всегда был и буду карабахским армянином (смеется).

— Этот сезон самый лучший в твоей карьере?

— Наверное, нет, самые сильные эмоции я испытал в московском «Арарате».

— В чем удалось прибавить за год?

— В технике и понимании игры.

— Каким видишь свое будущее через пять лет?

— Поставил своей целью играть в сборной и попасть в хороший европейский клуб.

— В чем особый колорит армянского чемпионата?

— В том, что тут абсолютно любая команда может обыграть другую. Очень непредсказуемый чемпионат.

— Ты аполитичен, особенно если учитывать, что живешь в стране, которая пережила войну?

— В политике я не искушен. Обычно папа мне все рассказывает, как и что происходит.

— Самая приятная новость в твоей жизни?

— Когда родились два моих племянника, это была самая приятная новость.

— Самый крутой партнер в команде?

— Артак Григорян.

— Самый веселый?

— Папе Камара.

— Кто из одноклубников-легионеров удивил тебя?

— Это Tiago Cameta! Очень резкий и быстрый защитник!

— Эталонный игрок из европейского футбола?

— Эден Азар.

— Эталонный игрок из чемпионата Армении?

— Давид Давидян (смеется).

— Топ 3 лучших футболистов Армении прямо сейчас?

— Артак Григорян , Урош Ненадович, Владимир Азаров.

— Ереван или Нижний?

— Нижний.

— Москва или Ереван?

— Москва.

— Армянские девушки или русские?

— Армянки.

— Каскад или площадь Республики?

— Каскад.

— Самое вкусное место в Ереване?

— На улице Теряна, где готовят Жянгялов Хац.