Большая игра на Ближнем Востоке: игра мускулами или ирано-израильская война?

0

Большая игра на Ближнем Востоке: игра мускулами или ирано-израильская война?

Сирийские реалии: Россия намекает, Иран с Израилем грозят, а Турция потирает рукиТегеран привлекает внимание к провокациям в Персидском заливе, Израиль —  в Сирии, Ливане и Йемене. Ирано-израильское противостояние вступило в новую фазу с новыми игроками  

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Преобладает воинственная риторика взаимных обвинений и заявлений

После того, как в Израиле премьер-министром стал Нафтали Бенет, министром обороны Бени Ганц, а в Иране на пост президента был избран Ибраим Раиси, можно было без особого риска ошибиться предсказать еще большее обострение во взаимоотношениях между этими странами. Что, собственно, и случилось в период, прошедший между президентскими выборами в Иране и днем инаугурации руководителя страны. Как выяснилось, этого времени оказалось достаточно, чтобы стороны успели обменяться такими угрозами, которых до сих пор старались избегать.

В Тель-Авиве из уст министра обороны Бенни Ганца, например, прозвучал четкий положительный ответ на вопрос «готов ли Израиль предпринять военные действия против Ирана». При этом  Ганц  выразил уверенность, что в период правления Раиси региональная политика Ирана станет агрессивнее.              

В таком же духе выразился  премьер-министр Нафтали Бенет: «Иран уже знает цену, которую мы назначаем, когда кто-то угрожает нашей безопасности. Иранцы должны понимать, что невозможно спокойно сидеть в Тегеране и поджигать оттуда весь Ближний Восток».

Он призвал все мировое сообщество осудить поведение Тегерана после нападений на танкеры  в Заливе, грозясь в противном случае отреагировать самостоятельно.

Риторика противоположной стороны звучит не менее агрессивно. «Мы предупреждаем врагов, чтобы они извлекали уроки из прошлого и знали, что наш ответ на угрозы будет более разрушительным»? сказал в интервью главнокомандующий Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР) генерал-майор Хоссейн Салами, реагируя на провокационную ситуацию с танкерами в Заливе.

А непосредственно перед своей инаугурацией избранный президент Ирана Ибрахим Раиси встретился со спикером парламента Сирии Хаммудом Саббагом и потребовал вывести за пределы сирийской территории все те войска, что не были приглашены Дамаском.

«Остатки иностранных сил должны уйти из Сирии как можно скорее с тем, чтобы сирийцы смогли быстро и решительно начать процесс реконструкции страны», — сказал Раиси, видимо, имея в виду как западную коалицию, возглавляемую Соединенными Штатами, так и натовскую Турцию.

Следуя логике высказывания, единственные, кто имеет право оставаться на территории этой многострадальной страны, это российские ВКС и иранские военные инструкторы, действующие в тесном контакте с сирийскими армейскими формированиями.

Обеспокоены все участники большой ближневосточной игры

В итоге, уже сейчас четко вырисовываются контуры будущего еще более острого и жесткого противостояния между Тегераном и Тель-Авивом. И плацдармы, на которых это противостояние периодически будет выливаться в дипломатический, диверсионный, а то и в прямой вооруженный контакт, на карте разделены большими пространствами. В некоторых потенциально взрывоопасных зонах преимущество за Израилем, будь то Голанские высоты или запад Сирии (территории, прилегающие к израильской границе).

В других — тот же Персидский залив — откровенно сильнее Иран, поскольку  в состоянии контролировать тот же Оманский залив, где сейчас развернулось провокационное, идеологически-пропагандистское, дипломатическое, а  местами и откровенно диверсионное ирано-израильское противостояние.

Интересная складывается ситуация в том плане, что обращая внимание мирового сообщества на действия своего соперника, каждая из конкурирующих сторон особо отмечает те районы, где они заведомо сильнее. Израиль, например, перечисляет концентрацию иранских прокси в Ливане, в секторе Газа, в Сирии и Ираке, Йемене, где Тегеран оказывает поддержку ополченцам. Иран в свою очередь, делает упор на провокации, которые против него организуются именно в водах Персидского залива.

Очевидно, что каждая из сторон загодя готовит почву для того, чтобы в случае «большой драки» было бы, чем объяснить применение силы именно в данной точке. И Сирии в этом плане действительно не повезло, поскольку действительно готовый к крайним мерам Израиль если ударит, то в первую очередь именно по ней.

Хотелось бы, конечно, надеяться, что в итоге все обойдется одной лишь воинственной риторикой сторон. Однако накал страстей настолько велик, что степень взрывоопасности ситуации действительно не может не волновать. Особенно, на сирийском плацдарме противостояния. Чувствуют это и остальные участники большой ближневосточной игры, у которых, естественно, свои интересы в этом регионе.

Та же Россия, например, в последнее время вновь высказывает определенную степень обеспокоенности ситуацией в Сирии. Уже известно, что Москва предоставляет еще более высокотехнологичное оружие для сирийской ПВО, позволяющее, как говорится, на раз сбивать израильские ракеты, которых, собственно, тоже стало больше.   

Ситуация в Деръа спровоцирована непонятно кем, а руки потирает Анкара

Видимо, именно таким способом Кремль намекает израильтянам, что недоволен резкой активизацией их авиации. Ведь та, даже не залетая в сирийское воздушное пространство, буквально расстреливает армейскую инфраструктуру Сирии, попутно уничтожая и дислокацию иранских прокси на этой территории.

На днях весьма интересно прокомментировал сложившуюся ситуацию бывший премьер-министр Израиля Нетаньяху, посетовав, что нынешнее руководство страны активизировалось, не найдя общий язык и не согласовав свои действия с российской стороной. «Мы сохраняли свободу действий в Сирии благодаря тесным отношениям Нетаньяху с президентом России Владимиром Путиным» — говорится в заявлении партии «Ликуд», руководителем которой и является бывший израильский премьер.

Насколько серьезно настроена на сирийском плацдарме Россия, и насколько далеко готовы пойти израильтяне в противостоянии с Москвой, покажет ближайшее время. Если активность ЦАХАЛ (армия Израиля) на сирийско-израильской границе сейчас начнет снижаться — это один расклад. Ну, а если нет?

В данный момент, когда и в центральных районах, и на юге Сирии ситуация с оппозицией и остатками ИГ обострилась, тому же Дамаску, которого поддерживают российские военно-космические силы, очень нужны иранские прокси, эффективнее всех действующие против боевиков в условиях пустыни Дейр-эз-Зор. И в этих условиях, когда иранские инструкторы и про-иранские шиитские боевые отряды получают свободу действий на сирийской территории, Израиль действительно может вновь активизироваться.

Ну и во всей этой мешанине интересов и действующих лиц невозможно обойти вниманием Турцию, которая сейчас, получив от своего заокеанского партнера по НАТО – США — «афганский мандат», скорее всего, проявит активность и на всех остальных направлениях. В первую очередь, опять-таки в направлении Сирии, где ничем не прикрытая длиннющая граница дарит Анкаре возможность для всякого рода «творческих экспериментов» и провокаций.

Сейчас, например, тяжелая ситуация, спровоцированная непонятно кем в Деръа, где военные действия, стараниями русских, были прекращены еще в 2018 году. Сейчас там оппозиция вновь активизировалась, взяла под контроль дорогу на Иорданию, и требует, чтобы гарантом ее безопасности выступила не Россия, а Турция. В Анкаре потирают руки…