Блеск и нищета мецената XIX века Левона Дрампяна

0

Блеск и нищета мецената XIX века Левона Дрампяна

«Дом из приданого» дочери мецената Дрампяна, или История гюмрийского здания XIX векаВ рамках проекта «Культурная столица» Sputnik Армения рассказывает историю здания, которое зажиточные гюмрийцы Дрампяны отдали в приданое своей дочери, и о том, в каком плачевном состоянии сейчас оно находится.

Рядом с излюбленным местом отдыха горожан – центральным парком Гюмри, стоит здание, которое в народе называют «Ожити шенк», что в переводе означает «Дом из приданого». Оно выделяется своей богатой архитектурой, но, как и многие другие приватизированные постройки в городе, брошено на произвол судьбы.

Богатая история «Дома из приданого»

Здание в 1890-х годах построил известный в городе богач и меценат Левон Дрампян. Он подарил этот шикарный дом дочери — Джаваир Дрампян, в качестве приданого на свадьбу. Супругом Джаваир стал первый мэр Александрополя, член Первой Государственной Думы Российской Империи Гегам Тер-Петросян.

Архивные документы свидетельствуют, что это здание какое-то время служило мэрией. Чтобы не тратить деньги из городского бюджета, Тер-Петросян временно разместил государственное учреждение в своем доме. Однако здание примечательно не только этим.

В 1918 году, когда полководец Андраник намеревался организовать защиту Александрополя, он с балкона этого здания призвал народ сформировать Ударный полк. В 1920 году в этих стенах был подписан Александропольский мирный договор.

При советской власти здание было национализировано, в нем действовали различные государственные, общественные и культурные учреждения — городской исполком, Дворец пионеров Ленинакана, затем – художественная школа им. Меркурова․

«Бывший наш Дворец пионеров. У меня много хороших воспоминаний, связанных с этим зданием: все мои дети ходили сюда в разные кружки – на спорт, на танцы. Потом была школа рисования», — рассказывает старожил города, 81-летняя Лида.

Она вспоминает, что в свое время «Дом из приданого» был очень красивым сооружением с лестницами, ведущими к балкону, а после землетрясения 1988 года аварийным.

Печальное настоящее и туманное будущее здания

Здание устояло во время землетрясения 1988 года, но обрушилась кладка балкона, в некоторых местах появились трещины. Но даже при этом оставшиеся без крова семьи поселились там.

Все эти семьи, кроме одной, со временем получили квартиры и разъехались, только пожилые супруги Левон Казарян и Людмила Палтян до сих живут в «Доме из приданого».

«Если бы не мы, от этого здания ничего не осталось бы, как и от многих других в городе. Мы даже собрали и сохранили камни, отвалившиеся от балкона… Но здание очень сырое, поэтому сыновья со своими семьями уехали, один живет за рубежом, другой снимает жилье в Гюмри», — рассказывает Людмила.

Она говорит, что, хотя у здания есть собственник, он не интересуется его судьбой. Только однажды пришел молодой человек и сказал, что он – один из хозяев здания, хотел выставить Людмилу и Левона. Они ответили, что пока вопрос с квартирой не будет решен, не уйдут — ведь здание было отчуждено, а их никто не спросил. Организовали якобы аукцион, и мэрия продала дом за 21 миллион драмов, говорит Людмила.

«А я родилась и выросла в этом доме. С гордостью привожу сюда друзей, показываю им это чудесное здание и рассказываю его историю», — говорит внучка Левона и Людмилы Диана Казарян и улыбается – она сама была бы не против такого приданого.

Согласно нашим сведениям, здание площадью более 800 кв м, находящееся на территории исторического заповедника «Кумайри», в свое время было отчуждено по указанию экс-мэра Гюмри Вардана Гукасяна, а официальным собственником здания является друг сына Гукасяна.

Мы попытались узнать подробности у главного архитектора Гюмри Генрика Гаспаряна. Он не стал уточнять, кому принадлежит здание, но сообщил, что оно было приватизировано целиком.

«Здание было выставлено на аукцион и отчуждено с условием, что будут предприняты шаги по его сохранению», — отметил архитектор, не отрицая, что до сих пор таких шагов предпринято не было.

Он отметил, что здание обязательно должно быть отремонтировано, поскольку представляет исключительную культурно-историческую ценность, но кто будет его ремонтировать и на какие средства, пока не ясно.

Между тем, еще в 2013 году было принято решение вернуть общине это историческое здание, признав его приоритетным интересом, однако этот проект так и не был утвержден.