Армяне на перепутье: сбежать из страны или идти за своими героями

0

Армяне на перепутье: сбежать из страны или идти за своими героями

Армяне на перепутье: сбежать из страны или идти за своими героямиВыборы в Армении не внесли ясность в вопрос о перспективах развития нашего государства. Страна находится в плачевном состоянии – это понимают все. Колумнист Sputnik Армения размышляет о будущем народа, который сегодня, фактически, молча наблюдает за происходящим.

В речах лидеров армянской оппозиции поубавилось пафоса и победного задора. Тем временем, пережив час неуверенности, власть воспрянула духом и с новой силой взялась доказывать гражданам, что будущее у страны есть.

Страна сжимается в размерах, теряет свой вес и место на политической карте мира, а если и дальше так пойдет, то может превратиться в географическое понятие. Комментируя ситуацию, люди осторожничают, высказываются неопределенно, а то и вовсе отказываются говорить.

Гражданам приходится несладко: в одном случае вынуждены обороняться от обвинений в безразличии и инфантильности (это еще мягко сказано), в другом – отбиваться от упреков в избыточном прекраснодушии к своему завтрашнему дню.

Из самых жестких обвинений оппозиции: вновь отдав власть Пашиняну (и.о. премьер-министра Армении Никол Пашинян – ред.), армянский народ совершил сознательную ошибку. Это уже фатально для Армении. Этой осознанной ошибкой армянский народ показал миру свое плачевное состояние и доходящую до маразма политическую дебильность.

Есть над чем задуматься. Война проиграна, успехов в экономике не так, чтобы слишком, с одного бока — непобежденный коронавирус, с другого – раздрай в обществе и неустроенные беженцы, сверху и снизу – тоже не благодать, а всем, вроде как, все равно. Сидят в кафе, в ресторанах, как ни в чем ни бывало едут на Севан и в Цахкадзор развлечься. Что происходит с людьми и с Арменией, в чем причина потери национального самолюбия, тревожатся СМИ.

Версий много от «ослаб инстинкт самосохранения» и выгорания позитивной энергии до «древняя нация износилась и подходит к своему естественному исчезновению». А если так, что тогда?

Политический класс, по мнению некоторых, должен понимать, что для нашего государства союз с Россией – это единственный способ выжить. И Армения должна заниматься этим вопросом в ежедневном режиме, а не рассчитывать на донорскую помощь.

…Армения становится самой отсталой страной региона, и эта тенденция начинает обретать институциональный характер – это уже диагноз от члена оппозиционного блока «Айастан» («Армения»), бывшего вице-премьера страны Армена Геворкяна.

В свою очередь власть не устает превозносить достоинства правильно сориентировавшихся в сложной политической обстановке граждан, благодарит их за мудрость, прозорливость и отказ возвращаться в светлое прошлое. Комплименты принимаются, но тоже без особого энтузиазма.

Предупреждения о том, что, проиграв войну и пядь за пядью сдавая приграничные земли, армяне теряют страну, ожидаемой тревоги не вызывают. Впрочем, может, теряют, а, может, находят? Может, меняют страну, сложно сочиненную, с кучей повседневных трудностей, тревог, нерешенных проблем и туманных неясностей, на строго подчиненную, в которой можно жить, пусть под чужим началом, но, как представляется, без забот о куске хлеба, без войн, кровопролития и пленных? Тоже ведь вариант.

Но тут сразу же вопрос: а как, уважаемые граждане, со звонкоголосым «Мы – хозяева своей земли!», куда девались пляски с бубном под патриотическое «Дмп-дмп-ху» и другие духоподъемные «кричалки», где гордость от принадлежности к нации, которая самая древняя, самая успешная, самая первая, никем не превзойденная?

Не дают ответа. На языке разговоры о потере лица, безразличии к собственной судьбе, отказе от пушкинского: «Два чувства дивно близки нам, в них обретает сердце пищу: любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам…». Если приложить слова классика к нашему сегодня, сходится не все. Народ безмолвствует, в лучшем случае слабо отбивается от упреков в забвении традиций и равнодушии.

Но не все так просто. «Арцах сдан, я жду худшего, жду, что мы останемся без родины, я этого жду. Мы либо должны умереть на своей земле, либо станем кочевым племенем», — говорит Светлана Григорян из обстреливаемого азербайджанцами Ерасха.

Другой житель Ерасха говорит, что сельчане не боятся обстрелов и не покинут село: «Если умрем, то тут умрем. Это – наша земля. Куда мы пойдем? Что, в Ереване безопасно?».

…Говорят, никогда не выживет тот народ, который воспринимает трактовку своей истории глазами соседа, а соседи теперь трактуют наше прошлое как хотят.

Сегодня из одной крайности ударились в другую. Хвастались своей образованностью и высоким интеллектом, а теперь из исследований Всемирного банка узнаем, что уровень образовательной бедности в Армении составляет тридцать пять процентов, и нельзя сказать, что это кого-то сильно беспокоит. По оценкам экспертов, в прошлом году добрая половина абитуриентов не обладала элементарными знаниями, сегодня картина плачевнее. Что дальше?

Еще одна причина распрощаться с родиной – люди стремятся в страны, где детям можно дать достойное образование. Родители с детворой большей частью держат курс на Россию, где уже сейчас армян живет больше, чем в Армении. Если подход «сбежать не куда, а отсюда» не удастся переломить, опустынивание Армении будет происходить не только из-за высыхания водных источников и вырубки лесов.

Десятилетиями били себя в грудь, бахвалясь где-то реальными, где-то мифическими достижениями и вершинами: наука, искусство, литература, спорт, что угодно, включая изготовление невероятно вкусной толмы, воспетой Фрунзиком Мкртчяном.

Толму, ладно, можно пропустить, но вот смотрим, вспоминаем и расправляем плечи. Маршал Советского Союза, маршалы родов войск, адмирал флота, Герои Советского Союза (летчик Нельсон Степанян – дважды), Ованнес Баграмян, Ованнес Исаков, Амазасп Бабаджанян, Арменак Ханферянц, прославленные наркомы.

Затолкать эти славные имена (и не только эти) на последние странички учебников истории и заложить основу для долгосрочных поражений или всегда держать их в памяти и идти за своими героями? Решение за армянским народом – другого для нас нет.