Арцах пока с Арменией, но болит так, как будто его уже нет

0

Арцах пока с Арменией, но болит так, как будто его уже нет

Танец «Кочари», водка «Караундж», песня «Карабах», но поездка в Степанакерт откладываетсяКолумнист Sputnik Армения задается вопросом, потерян ли Карабах для Армении, или надежда стать одним целым еще имеет право на существование?

Лучше классика все равно не скажешь. «Когда из дома выносят последние вещи, в помещении поселяется странное гулкое эхо: твой голос отражается от стен и возвращается обратно к тебе. Звон одиночества, сквозняк пустоты, потеря ориентации и тошнотворное ощущение свободы: все можно и все безразлично, ничто и никто не дает отклика кроме слабо зарифмованного стука твоих собственных шагов». (Татьяна Толстая «Памяти Бродского» — ред)

После того, как Карабах по существу из нашего дома вынесли, ловишь себя на унынии, от которого никакого толку, с другой стороны — есть желание вернуть вещи на свои места, расставить их в привычном порядке, развеять дурные предчувствия и таким образом обрести уверенность… Получится или нет – вот в чем вопрос.

Подведенная недавно к микрофону женщина из Ерасха обреченно говорила: «А что нам надо? А нам надо, чтобы не было войны и был кусок хлеба. Больше нам ничего не надо». То, что война может быть, но хлеба, все равно, не будет, в голову бедной (в буквальном смысле женщины) как-то не приходило.

Опять из телевизора. Показывали как солдаты вдруг, ни с того, ни с сего в чистом поле танцуют «Кочари». Неловко подпрыгивая на ровном месте, мальчишки в солдатских гимнастерках бесстрастно и в разнобой били сапогами по земле. Танец не получался. Потому что не получилось и победы, а «Кочари» — танец победителей. Исполняется не просто так, а по случаю: как у армян из Таманской дивизии у стен поверженного Рейхстага в 1945 году или армян-победителей после взятия Шуши в Карабахе.

Зависшая неопределенность с Арцахом, который оппозиция считает без пяти минут переданным Азербайджану, выбивает из привычной колеи, напоминает фантомный синдром, когда часть тела удалена, но человек продолжает ее ощущать и даже чувствует боль. Арцах пока с Армений, но болит так, как будто его уже нет.

Впервые кольнуло в июле 2016 года, на митинге после вооруженного захвата полка патрульно-постовой службы в Ереване, когда звонкоголосая дама из артистического бомонда, выступая на площади Свободы, прокричала: «Карабахцы, поскорее уезжайте из Армении домой!». Предложение был незатейливым, но диким: мол, пусть сами себя защищают, с чего бы это наши ребята должны проливать кровь за «ихнюю» свободу? Площадь в изумлении замерла. Правда, даму дальше к микрофону не подпускали, но, не более того.

«Ты знаешь, что меня больше всего удивляет и бесит,- сказал мне тогда Роберт Мутафян, уроженец Гадрута. – Вот посмотри, говорят: «Отдать Арцах, значит отдать Армению», потому что после Арцаха танки двинутся на Ереван. Получается, мы что-то вроде буфера, что ли, как-бы защитная подушка, а не братья по крови, не один народ и по большому счету — не одна страна, которую надо защищать независимо от то, кто и откуда на нее нападет».

Недавно смотрел на видео концерт по случаю восьмидесятилетия Роберта Амирханяна. Композитор привез в Ереван музыкальные таланты из Арцаха, их было много, композитор восхищался ими, зрители аплодировали, в зале сидел Никол Пашинян. «Мы один народ, одна страна», нахваливая ребятишек, — с гордостью сказал композитор.

Насчет «одной» страны уже, похоже, не сходится, но ведь раздельно, когда сами по себе и каждый для себя, тоже без радости. Почему? Прежде всего, потому что стыдно, перед миром и перед собой. Карабах для армян уже давно не географическое понятие, он знак, бренд, символ. Один народ, одна нация, одни традиции, одна песня, один «Караундж».

Часто включал в машине для внучек знаменитую боевую песню карабахцев. Девочки родились не в Армении, но свое, армянское, распознают сердцем.

— Песня армянская или карабахская?- спросила младшая.

— Это одно и то же – объяснила старшая.

И вдруг: «Серго джан, хорошо жить не будешь…». От незабываемой реплики первого президента Армении Левона Тер-Петросяна до идиотического предложения театральной дамы карабахцам уехать из Армении, прошло не так уж много времени, и вот снова: карабахцы нам мешают. Отрезать ногу – не лучший способ сбросить вес.

Проблем, между тем, меньше не стало. Из самого свежего.

«Строители, ремонтирующие автомагистраль Ванадзор-Баграташен, перекрыли ее, требуя выплаты задолженности по зарплате за семь месяцев».

«В Ереванском зоопарке вновь напряженная ситуация. Заместитель мэра Еревана в сопровождении полицейских посетила столичный зоопарк и представила нового исполняющего обязанности директора учреждения. В знак протеста часть сотрудников зоопарка покинула мероприятие».

«Во время утреннего заседания 11 августа возникла небольшая потасовка между членами правящего «Гражданского договора» и оппозиционного блока «Айастан». Спикер Ален Симонян был вынужден вызвать охрану и прервать заседание».

Дорожным строителям, будем надеяться, заплатят, накал страстей в Ереванском зоопарке так или иначе спадет, депутаты, надо полагать, умерят пыл и, наконец, займутся делом, хотелось бы, чтоб и Никол Пашинян не пошел по пути русского царя Николая Второго, о котором говорили: «Представлен к ордену Октябрьской революции — «За создание революционной ситуации в стране». Трудно Еревану, трудно, Степанакерту, но когда рядом свои, вынести и преодолеть трудности легче.

…Осенью собирался отвезти московских внуков в Арцах. Теперь не повезу: проверки на дорогах, кордоны, временами стреляют. Объяснять, почему так – не поймут. Подождем до лучших времен, они обязательно придут.