Апартаменты Пашиняна, или Кого поселить на правительственной даче в Конде

0

Апартаменты Пашиняна, или Кого поселить на правительственной даче в Конде

Официант Патрик, бывшие партийные бонзы и Пашинян: сменятся ли хозяева дач в КондеПоложение у премьер-министра Армении Никола Пашиняна нынче шаткое. Оппозиция требует его отставки. Если премьер покинет свой пост, выселят ли его из апартаментов? Об истории правительственных дач в Конде напоминает колумнист Sputnik Армения.

Из сообщений СМИ: «Правительственные дачи, расположенные по адресам (адреса указываются – С.Б.), передаются министерству здравоохранения Армении для перепрофилирования в лечебно-оздоровительные и медицинские учреждения». Опубликовано в августе 1988 года.

Власть не захотела держать струну натянутой, и для восстановления социальной справедливости выписала из так называемых правительственных дач партийную знать, прописав там обычных людей. Тем не менее, главный раздражитель масс – дачи в Конде – трогать не стали. Проявив отменную живучесть, они остались в том же статусе, и сегодня там живет премьер-министр Армении Никол Пашинян. Но от этого хорошо только ему.

Вопрос: почему когда в советском Конде жили другие, не было так плохо? Правила общежития по-советски допускали исключения в виде привилегий для главных коммунистических бонз, и это принималось за должное. Положено – значит так надо.

Во-вторых (а, может быть, во-первых), армяне в то время пусть и не жировали, но имели гарантированные работу, квартиру, бесплатное образование, лечение, а также пакет социальных льгот. Это, конечно, не ставило тогдашних постояльцев Конда на одну доску с квартирантами Норкского массива, однако…

И, наконец, в-третьих (а, может быть, опять же во-первых) – кадры решали все! Карен Демирчян, Фадей Саркисян, Грант Восканян: первый секретарь ЦК, премьер-министр Армении и, как сказали бы сегодня, президент республики соответственно, были людьми не с улицы, а с биографией и достойным послужным списком.

Как бы там ни было, грянула перестройка, надо было идти в ногу со временем, и то, что вчера было в порядке вещей, сегодня резало глаз.

Со слов Роберта Меграбяна, тогда заместителя управляющего делами Совета министров Армянской ССР:

– В живописных, но укромных уголках республики много домов и домиков, которые большее время года остаются на замке. Это так называемые правительственные дачи, дома приемов и другие подобные заведения. Теперь их хозяевами станут ветераны труда, дети-сироты, воины-интернационалисты. Стали. Новые замки для избранных возводить перестали, но Конд как был, так и остался. Ждал новых хозяев.

Что сделал Пашинян первым делом, переселившись из квартиры советского образца в кондские дачи? Распахнул двери настежь и представил широкой публике внутренние покои, включая ватерклозеты. Кому это было надо? Ему самому: смотрите, дескать, гордые граждане Армении, как здесь жили бывшие, и как буду жить я.

Посмотрели. Зажил на широкую ногу, в сугубо закрытом режиме, с усиленной охраной – все осталось, как было, и, все-таки, что-то не клеилось, звучало диссонансом, вылезало не тем боком. В чем дело? Дело в Пашиняне Николе Воваевиче.

Окончил очень среднюю школу в Иджеване, недоучился в университете Еревана, покричал, пошумел, побранился, на волне всенародного помутнения вознесся в политическую высь, из плохо прибираемой коммунальной жилплощади оказался в покоях, где живут «князья». Зачем народному любимцу это было надо?

Из личных воспоминаний автора, тогда собкора «Известий», время от времени посещавшего Конд по служебной необходимости. Описывать дачи после очных и заочных экскурсий Пашиняна нет смысла, но по тем временам многое видится проще и скромнее. Что запомнилось больше всего?

Официант Патрик. Вполне себе англосакс, всегда подтянутый, отлично вышколенный, знающий тонкости этикета – к нему хотелось обращаться не иначе, как на «вы». Представить, чтобы за опекаемым им столом грызли кость от «чалахача» и вытирали ладонью рот, было просто невозможно. Бывшие тоже были далеко не голубой крови, но старались. То ли дело сейчас, гуляй напропалую! Бедный Патрик…

Похоже на то, что у непотопляемых дач в Конде вскоре сменятся хозяева. Кто в них вселится, пока неизвестно. А, может, как в 80-х, передать их пострадавшим в карабахской войне, отвести под реабилитационный центр, найти другое применение, чтобы раз и навсегда избавиться, наконец, от дурной славы «плохой квартиры»?..

Попутно для тех, кто не знает. В 50-х годах прошлого века первые лица Армении после отставки оставались жить там, где и жили до того: первый секретарь ЦК Сурен Товмасян (улица Абовяна), председатель Президиума Верховного Совета Армении Шмавон Арушанян (проспект Туманяна), первый секретарь ЦК Яков Заробян («Каскад»).